Вaлентин Юрковский (jorkoffski) wrote,
Вaлентин Юрковский
jorkoffski

Рейтинг и риски

Оригинал взят у rightview в Рейтинг и риски
А в действительности существующая в РФ социально-политическая антисистема работает как гигантский генератор недовольства и подстрекательства. Причины этого указывались еще в ходе анализа настроений населения в 2010 г. (1, 2).

Метаполитически это происходит потому, что режим не соответствует заявленному им идеалу «вертикали власти» – на практике реализована «загогулина», а не вертикаль, идущая «в обход», оставляя в стороне множество промежуточных уровней власти, связанных с экономикой.

Режим в РФ стремится строить отношения с массами мимо этих инстанций, предлагая последним лишь иллюзию интегрированности в «вертикаль». Фактически это своего рода пакт крайних элементов (верха и низа) против системы (середины). В рамках аппаратной формы интеграции власти это неизбежно, потому что она не способна осуществить декларируемое единство, которое в принципе недостижимо иначе, как в качестве идеи, в качестве состояния сознания свободных индивидуумов.

В нормальных условиях именно экономика является демпфирующей подушкой, поглощающей подсистемой, принимающей в себя потенциал агрессивности. Экономика – это машина мобилизации и накопления негативной (пока неорганизованной) энергии, которая здесь меняет знак и обращается во благо с определенным КПД. Это место, специально предназначенное для того, чтобы люди, отмобилизовавшись, выясняли друг с другом отношения по правилам, конкурировали и в случае неудачи предъявляли претензии самим себе.

Но для того, чтобы дело обстояло именно так, экономика должна быть достаточно свободной, обеспеченной правилами и соблюдением этих правил. Тогда и только тогда она является оптимальным игровым пространством для поглощения и накопления силы. А для этого она должна быть включена в единую систему власти, а не вытеснена на периферию, словно горб в больном позвоночнике. У нас же экономика работает не как стимулирующая, интегрирующая и поглощающая, но как блокирующая подсистема. В ней слишком много искусственных проблем. В ней все пути перекручиваются, пересекаются и пережимаются. Она непроходима для крови как печень алкоголика. Она не втягивает энергию в себя, но оставляет за бортом. Там и рвется. При циррозе умирают от кровотечений в желудочно-кишечном тракте, где создается избыточное давление, потому что туда перенаправляется кровь из заблокированной печени.

Несовершенная система власти (созданная несовершенным представлением о ней) подразумевает дефективную, ущербную экономику, не выполняющую своей главной социальной функции. В ущербной экономике всё противоречит друг другу, ее тело, вытолкнутое на обочину – пространство грабежа и разорения, а не самовозрастающей игры, каким оно могло бы быть при другом принципе властного синтеза.

Верховная власть, отодвинув в сторону экономическую подсистему, замыкает население на себя (думая, что «напрямую», а в действительности очень криво). Вместо того, чтобы сказать людям – вы чем-то недовольны? идите работайте и зарабатывайте, вам никто не мешает – верховная власть начинает раздавать обещания, изображать из себя большую кормушку, бездонный мистический источник всяческих благ. (Зарабатывать при этом отнюдь не «не мешают».) Власть замыкает на себя предварительно выпестованного и подвергнутого разогреву агрессивного потребителя. Её продукт – человек, который говорит «дай» вместо того, чтобы «работать и зарабатывать»: последнее не котируется, не поддерживается, не поощряется.

Но она не знает, что с ним делать.

Потому что этот человек, потребитель государства, не может быть удовлетворен никогда. Таково уж свойство всех, кому «дают»: чем больше дают, тем больше хочется, тем злокачественнее разрастается требовательность и, главное, тем более униженным в глубине себя чувствует человек.

Вот почему на вершине путинского триумфа в повестке всплывает тема революционной гражданской войны, связанная с накоплением взрывоопасного материала неудовлетворенности и неудовлетворенных, массой трухи, тлена, тлением и последующей самодетонацией.

Режим настроен на генерацию и неудовлетворение ожиданий. Сеть политических ресурсов рунета, которая являет собой коммуникативную канализационную подсистему анонимного чревовещания, оставляет взгляду ландщафт, перегруженный фрустрацией и злобой. Он забит неудачниками, которые даже не начинали что-то делать, но именно поэтому уже неудачники – и ищут, кого ненавидеть за сам факт своего существования. Причем неважно, кого именно они произвольно и случайно выбирают для этой цели – то ли их ограбили и унизили «либерасты», то ли им недодал и этим ограбил и унизил «пуйло», непринципиально. Насквозь левые, априорно ущемленные и озлобленные экземпляры совершенно тождественны по обе линии экранного фронта. Как раз сшибать их друг с другом тупыми лбами – первое, до чего додумался режим в их отношении. Но этого ненадежное решение.

Режим вынужден нейтрализовывать энергию неудовлетворенности, сэкономленную в экономике, которая поднимается к нему снизу. Экономически неудовлетворена даже не столько потребность в вещах, сколько потребность мобилизовываться, «вести войну». Компенсировать недополученное в частном порядке – образом рыночного конкурента приходится централизованно – образом врага. Люди страдают от невостребованности, им кажется, что их игнорируют, они хотят быть мобилизованными. Поскольку экономика демобилизует, её недоработки приходится восполнять в политической сфере, легендируя угрозу, масштаб и острота которой должны соответствовать восходящему потоку левого сознания. Оптимальна для таких целей угроза извне. Но, в свою очередь она вынуждает расти напряженность во внутренней среде: во-первых, потому что вследствие специфики имитационных войн «до горла врага не дотянуться», а во-вторых, потому что многочисленные издержки внешнеполитического конфликта активизируют его внутренние стимулы.

Внутренний враг замещается внешним, который далее трансформируется в образ врага внутреннего, чье горло уже рядом и т. д. Амплитуда качели и поляризация растут вместе с рейтингом, но вместе с ними и риски. Это как финансовая пирамида: с внутренними угрозами рассчитываемся за счет внешних, и наоборот; одни риски – не гасим! но, наоборот, усиливаем, переводя в другие – и обратно. Но когда-то расти будет некуда. Тогда дефолт. Если не устранить первопричины, он неотвратим.

Энергию, экранированную вытесненной экономикой, режим перенаправляет от себя на внешние границы. Но и тут препятствие остается непреодолимым. Сам он остается между этих стен, пожиная плоды.
Tags: демократия, краду, холивар, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments