Вaлентин Юрковский (jorkoffski) wrote,
Вaлентин Юрковский
jorkoffski

Невестка погибла на третий день ливня

Оригинал взят у greenarine в post
Невестка старой Маро погибла на третий день ливня, когда вконец развезло дороги и деревья намокли так, что не держали ветвей — те висели, поникнув мокрыми листьями, а небесная река всё струилась и изливалась, стирая мир прохладными своими потоками.

Старая Маро словно чувствовала, что случится беда, отговаривала невестку от поездки, хотя накануне сама же испекла большой противень пахлавы — тонкое тесто, воздушная прослойка из взбитых белков с сахаром и грецких орехов, румяная корочка, щедро политая разогретым на водяной бане мёдом с корицей — сватья любит корицу, так пусть её будет вдоволь. Как-никак юбилей, шестьдесят лет, дети решили съездить, порадовать мать, живущую на другом склоне горы Мургуз.

Когда невестка собралась выходить, старая Маро сделала последнюю попытку её остановить — встала в проёме двери, загородила путь, замотала головой — не уезжай, дочка, пожалуйста, послушайся меня, не уезжай.

Всё случилось на краю перевала, когда машина, вынырнув из ливневого потока, оказалась на горной петле, ведущей к Ущелью Сов, невестка сидела сзади, между двумя старшими братьями, придерживала на коленях поднос с пахлавой, на переднем сиденье расположился младший брат, за рулём был сосед — он знал, где притормозить, а где проехать на большой скорости, держась как можно дальше от обочины.
Перед тем как выехать на опасный участок, он предупредил — сейчас рванём, братья подались вперёд, заслонив собой сестру, мотор взвыл, набирая скорость, над перевалом дождило небо, облака спустились до самой земли и запутались в снулых кронах деревьев, пять, четыре, три, два, один, отсчитывал сосед, выруливая к спасительному ущелью.

Никто не слышал звука выстрела, но все разом заметили трещину, неведомо каким образом появившуюся на лобовом стекле, она с такой стремительностью расползалась во все стороны, словно бежала от себя самой, в центре зияла крохотная дырочка — след от пули, младший брат обернулся и сразу заплакал, сестра глядела удивлённо и улыбалась как в детстве, кривенько, левым уголком губ.

Старой Маро было шестьдесят два, когда погибла невестка, оставив крохотных детей, девочку и мальчика. Это была первая смерть, случившаяся на дороге жизни, ведущей из Берда к Ущелью Сов, там теперь днями стоит такая тишина, что слышно, как распускаются горные цветы, а ночами не уснуть от уханья сов, но это сейчас, а тогда они молчали, и ветра не пели, потому что хозяйничала на перевале война.

Старая Маро умерла, когда внуку исполнилось двадцать два, встретила его из армии и на следующий день слегла, ушла накануне Пасхи, тихая и умиротворённая, положили её между сыном и невесткой, сына война забрала сразу, невестку — чуть погодя, наверное, для чего-то это было нужно, чтобы он ушёл первым, а в машине с четырьмя взрослыми мужчинами погибла именно она, в этом, несомненно, кроется неведомый человеческому пониманию божий замысел, думала старая Маро, пытаясь совладать с терзающей душу горечью, с которой она так и не сумела справиться, потому никогда больше не пекла пахлаву — слоёное тесто, взбитые белки с сахаром и грецкими орехами, румяная корочка, щедро политая мёдом с корицей, последняя её пахлава так и осталась на коленях погибшей невестки, другой уже не случилось, да и какая может быть пахлава, когда сердце разрывается от боли.

Tags: жанрe, краду
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments