?

Log in

No account? Create an account

June 2nd, 2011

Он умер 21 год назад, но интерес к нему и его творчеству все набирает силу.
Ерофеев был по складу характера человеком мирным, любил жизнь незаметную, тихую: говорить с друзьями о высоком, слушать Сибелиуса или, сидя на балконе тринадцатого этажа, записывать в книжечки свои мысли. Любил затворничество и всякие нешумные «суеты» — грибные, дачные. «Сушу под солнцем зверобой и ворошу сено» — половина его дневниковых записей именно такого характера. Живя на чужих дачах, на полулегальном положении, выращивал какие-то ипомеи и сажал жасмин. «Читать нет минуты. Над грядками цветов, ноготки в расцвете». Или: «Ливни снова вминают в землю все мои бедные фиалки». Разве может человек скандальный писать о «бедных фиалках»? И пить Ерофеев умел, у него на эту тему была целая философия о возвышающем душу и мозги возлиянии, вспомнить хоть «Мы пили, пили, пили, чтобы привести голову в ясность» из его «Вальпургиевой ночи», и разнузданных пьяниц он не терпел, изгонял из компании тех, кто набирался до свинского облика. В конце концов, «Веничка» был стыдлив — и оттого, что все в мире воспринимал как тайну, и просто от врожденной застенчивости. Сын вспоминал, что характерным жестом отца было что-то вроде ощупывания ямки у горла, когда тот словно проверял, застегнута ли рубашка на все пуговицы, а она всегда была застегнута. И оттого своей болезни, когда ему вырезали гортань, он смущался.

Он, конечно, годами скитался, жил без паспорта в стране, где без документов человек считался букашкой, умудрился не отслужить в армии, никаких показаний к тому не имея, и, наконец, пил и лечился от пьянства. И написал поэму, которая ни в какие рамки не лезла. Конечно, скажут, «Веничка» нарывался: и в жизни, и в литературе. Но при этом он не был диссидентом: негодовал в открытую лишь в дневниках, большую часть жизни прятался от власти, избегая лобовых с ней столкновений, и «Петушки» напечатали за границей без его ведома. Кстати, если бы власть отпустила его, уже тяжело больного, во Францию, преподавать и лечиться, Ерофеев, скорее всего, принялся бы там трудиться «со всеми сообща и заодно с правопорядком» и находил бы в этом послушании радость. Он стал бы добропорядочным профессором, в быту даже нудноватым, недаром любил все классифицировать: годами записывал сводки погоды, составлял антологии и, будучи на кабельных работах, рисовал графики пьянок своей бригады, о чем подробно рассказал в «Петушках». А что касается собственно пьянки, то, заболев, Ерофеев это занятие бросил.
Так что ерофеевское «разгильдяйство» оказалось не чем иным, как:Collapse )

Profile

jorkoffski
Вaлентин Юрковский
Website

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel