January 12th, 2013

Поскольку в чашу натекло

Как снег корове на седло -
Декабрь прискачет календарный
И отрывную незабудку -
Как ель - под самый корешок.

Поскольку в чашу натекло,
Я жму индийских санитарок
Мозоль научный - то есть руку,
Kофейно-чайное тепло.

Тем самым смысла не найду
Бумаге доверять проблемы,
И, утруждая почтальона,
Тебя приветствием томить.

Приближу к праздничному рту
Чесночную на сливках гренку,
И, окунувшись в эту тему,
Пойму как надо жизнь прожить.

Последний шанс подбить главные итоги года-12:

Год светлой скорби. Теперь как никогда чувствуется край моей земли. Как будто несёт к водопаду. Кого-то уже унесло, но это даже к лучшему. Теперь не так хочется оставаться, хотя нити ещё прочны.

В молодости такого не чувствовалось. Ранний уход друзей, старых актёров и писателей, пр. был просто трагической потерей. Роковая кража возможностей. Странно и жаль было, что Геннадий Шпаликов или Владимир Высоцкий не расскажут больше ничего, не откроют нам наших секретов. Горько, что Джотдж не споёт о сладкой надежде. Джон и Антонио Карлос не создадут в тебе новых, необычных чувств и не подарят счастливую весну. Унесли свои нетленные души Юрий Никулин, Евгений Леонов, Григорий Горин и многие, многие. А замены нет. Вершина взята. Дальше - пологий спуск.

В прошедшем году один за другим ушли наконец мои первые учителя и освободители. Весна унесла Юрия Кукина, подарившего мне спасительный синтез мечты романтической поэтики и доступного овладению здесь и сейчас простого акомпанимента. Он вписал в повседневную бытовую практику этот чистый синтез душевной воли и стилистической уместности лучше других. Лучше изысканно камерного Булата Шалвовича, нарочито простоватого (жанр скорее баллады, чем поэмы) рассказчика Юрия Визбора, и лучше даже вписывающего себя в востребованные массой формы блатняка, а значит насилующего свою душу (о чём говорят его стыдливые вопросы в беседах) Владимира Семёновича. Сразу же начало сочиняться, как только в 4 или 5 классе услышал его ироничную грусть: «я торчу посередине словно лошадь в магазине». И хрустально-наждачный мир подростка «цветом в тельняшечку» окрасился подноготными смыслами миражей-ножей реальности. А «город не для всех» открылся для каждого, видит он этот город или пока нет. Город пока стоит, реальнее чем прежде. Хотя и .... не для всех.

Лето унесло моего самого любимого в ранние школьные годы мастера, построившего во мне фундамент этого реального для меня города. Город вобщем-то заслонён миражами быта, но он всё равно живёт почти в каждом из нас. Спасибо, Рей Даглас Бредберри. Мне тоже жаль наш Марс. Теперь мой Марс обживают новые, совсем другие заселенцы. У меня есть что им сказать, но я понимаю, что это в основном пустая трата нашего с ними времени. И так ли оно ценно после этого? Хотя других ценностей у нас по большому счёту не много: большие деревья, туман, наш город и любимые, понимающие люди.

И под конец года эта «ценность» унесла с собой моё будущее в лице последнего из АиБ. И продолжает уносить...

Не всех ещё увлекло в роковой водопад. Пока ещё... Но благодаря им «легче петь». Хотя без них вроде и незачем (с).