January 16th, 2013

змей нашей мудрости

Заскрёбло в сусеке:
(То ли где прихватил, то ли сам, то ли совместно. Не помню, но так даже интереснее)

«Червячок сомнений точит нас изнутри. Как испытанный на всех адских сковородках змей мудрости, он не спешит
увлечь корабль нашего сознания в океан подённого безумия.» Всё. Пошёл скушать чеснока. Мелок этот ваш Океан!

Реальный анекдот на родственную тему:
- Капитан, далеко ли до ближайшей суши?
- (Со скрипом скосив красный глаз:) Две с половиной мили, мадам.
- О, уже близко? И вы можете указать в какой она стороне?
- Если угодно, прямо под вашими ногами.

Что делать с мелкими хомячками?

Что делать с мелкими хомячками? Приходится их женить. Причём выбирает всё равно девочка. Мальчика не оторвать от виртуала. Как правило, она согласна. Дык ещё б! Но родитель же в любом варианте - как дурень за прилавком с писаной торбой. А хомяк мой лежит как в бреду, ходит как пьяный, и снова неотступно падает всё туда же.

КомомсУтра:

- Яичницу?
- Из двух яиц? ...Нет?
- Чего-то не хватает. Колбаски?
- Думаешь, поможет?
- Что?
- Не поможет. Ятак и знала.
- Пивко бы может и помогло?
- Во-во. Только под пивко и ложись.
- Чем ты с утра уже недовольна?
- Тем же, чем с вечера.
- У, блинк: с утра до вечера...
- О! С утра - до вечера? Эх...

«Даёшь всеобщую горизонталь»! Мануфест:

ГраждАне, да ну их с ихней вертухалью! А то и дети аж не хочут родиться. Креста на них нет, и ставить негде. Почему незачем? Нет, это... Вертикально - в смысле неудобняк. В любом! Бабаньки, припишите меня, козявушки, к вашей «Всеобщей горизонтали»! Даёшь!

Сон про продовольственно-просветительское фентези (всем снится, а мне вот наконец буквально):

Сон про продовольственно-просветительское фентези (всем снится, а мне вот наконец буквально):



Ангел-колхозник приходит к председательше и жалуется на Зампотеху. Зампотеха - фамилия силосного инженера из цеха запасных дегустаторов. Чего они там запасают пока что никому не понятно. Спущена деректива. Не секретная, но... никому не охота обратить на себя лишнее внимание сверху. Потому что если и наградят, то тем, что им в избытке бог послал. А в избытке ниспосланы отнюдь не усердные улыбы и не розы в бутонах.

Ангел сам-то гундосит - ничего не понять. Потому как... Но его приёмщица всегда под рукой. Буквально. И чуть сзади. Стоит, придерживает его кончиками пальцев за правое крылышко, сиплым шёпотком переводя чего тот нагундосит.

Тот наивно пытается отспорить очерёдность выгона оргскотины на левые лужки. Лужки пока наши, но за стенкой его изнурительно перебивает тревожный кашель Антона Павловича. А на стене, под ковром висит заряженный наконец в прошлую компанию «Майнлихер». За право первой ночной проверки слуха идёт непрерывная подковёрная борьба проверочных авторитетов.

График выпаса слишком сложен для киберов, и приходится самим. Жутко не люблю. Киберы сопротивляются, оргскотина капризничает и нюхает почтовые ящики. В ящиках почта с кулинарной рекламой. Реклама пахнет как проклятая. Весь целофан пропитался. А мухи, отряхивая с закрылок сонный воздух, налипший к теряющим линию пристойного поведения скотомордам, и аж подмигивают во время нечаянного форсажа. У кого мозгам просторно, те и подмигивают. По многим причинам. Тут не будем специально уточнять, а то сон кончится постельным скандалом.

А нам полезнее мысленно снестись с органическим меню и бдительной кулинарией. Органика полезнее вкусной и дешёвой синтетики желаного будущего. Эволюционное соответствие обязывает. И главное, что оно умеет, это диктовать условия капитуляции. Начинает не сразу. Подходит, или скорее - подбегает, в зрелом, за 80, возрасте и диктует, переливаясь в тугое ухо. В доступных диапазонах децибелл. Так что всё-таки последние 40 лет борьбы с собственным организмом - грустная необходимость сознательного долгожителя.

Последний десяток идёт на непрерывный монтаж искуственных запчастей и судоржные метания метаболического вектора. Это неожиданно получается у профессиональных ангелов на утренних процедурах. Методом последовательных переключений этого вектора всякими альтернативными путями. Ангелы ликуют и смеются от счастья и юмора создателя. А может быть и - создбригад. Хорошо, что в конце хоронить почти уже нечего. К тому времени, когда иссякнет под наркотической дымкой матово-фиолетовых ламп последний скрип метаболитических усилий пациента, вес оригинального материала исчисляют уже в микрограммах. Каждый из них позарез необходим для текущих анализов. Лишь воздух изношенной пневматики эманирует в созданное между Словом и Делом свободное пространство. Звучат песни сотрудников, чей-то удивлённый смех, пахнут смелые лабораторные запахи. Конец первой части.

Она и Он

Оригинал взят у jaerraeth в Она и Он
Я мужик в доме, я хочу всё контролировать!
Но жена не разрешает...

===

- Не жалеешь, что замуж вышла?
- Да что ж я, не человек, что ли? Жалко его, конечно.

Романтика


===Collapse )

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/402081.html

Сегодня Всемирный день The Beatles

Оригинал взят у atree в Сегодня Всемирный день The Beatles
56 лет назад открылся клуб, в котором они дебютировали.
Это самая знаменитая и успешная рок-группа ХХ века. В 2004 году журнал Rolling Stone назвал 500 лучших песен всех времен и народов и больше всего в этом списке песен Beatles — 23.
Love me Do-The Beatles ' 62

как жили люди в старину

Оригинал взят у clear_text в как жили люди в старину
НОВОЕ (ТО ЕСТЬ СТАРОЕ) О ПОДЛОСТИ

Однажды Адамович написал хвалебный очерк о каком-то довольно бездарном поэте. Мережковского это поразило, и он стал допытываться, почему Адамович это сделал. Тот долго отговаривался, мол, не так уж плох этот поэт, мол, что-то в нем есть, и т.д.
Но Мережковский не отставал, и тогда Адамович, вздохнув, признался:
- Ну, из подлости, Дмитрий Сергеевич. Этот человек мне как-то очень помог, вот я и написал…
- Ах, из подлости, - обрадовался Мережковский, - ну, тогда всё понятно. Так бы и сказали. Из подлости-то чего только не сделаешь! А я-то уж думал, что вы и вправду так считаете.
(с) Ирина Одоевцева (запись Анны Колоницкой).

И вправду, забавно. Выходит, извинительнее лицемерить, чем всерьез считать бездарного поэта хорошим.

Но всего интереснее другое.
В те баснословные года подлостью считалось нарушение профессиональной этики, которая должна быть выше личных обязательств.
Подлость – написать хвалебную рецензию на бездарную книгу человека, который спас тебя от голода в тяжелые годы эмиграции или оккупации.
Значит, по тогдашним меркам подлость – натянуть оценку студенту, потому что его отец лечит твоего ребенка.
Подлость – устроить парня на престижную работу не потому, что у него такая высокая квалификация, а потому что его мама, твоя школьная подруга, в одиночку из последних сил сына тянула, ну, пусть она вздохнет, наконец…
И так далее.

Но позвольте! Человек ведь меня от голодной смерти спас в оккупацию! А я не могу пустячным делом отплатить за спасение жизни – положительную рецензию написать! Бред какой. Что же мне делать-то?
А вот что. Сказать: «Если тебе негде жить – живи у меня. Если тебе нужны деньги – пожалуйста. Если тебя преследуют истцы – я найду и оплачу тебе адвоката. Если за тобой гонится охранка – мы с друзьями спрячем тебя и переправим за границу. Но называть твою неудачную книгу шедевром я не буду…»
Как странно, правда?
И вообще: легко давать советы с колокольни столетней давности.