January 23rd, 2013

Об идеологической борьбе

Оригинал взят у flying_bear в Об идеологической борьбе
Строго логически, X-ненавистничество (X-фобия, антиXизм) может вполне сочетаться с признанием каких-то, и даже серьезных, успехов X. Аналогия: можно сказать какому-нибудь конкретному X "не пей больше, а то умрешь от цирроза печени" и при этом признавать, что у X прекрасная сердечно-сосудистая система (алкоголь, говорят, вообще сосуды чистит). И кто скажет, что сосуды не важны? Просто здоровую печень они не заменят. Для смерти не нужно миллиона причин, достаточно одной, но веской. Чтобы говорить, что в обществе (как и в организме) дела идут плохо, не обязательно утверждать, что плохо все. Достаточно быть недовольным каким-то одним аспектом, но жизненно важным.

Это кажется банальностью, но, похоже, никогда не соблюдается. Скажем, антисталинистам и антинацистам, на мой взгляд, не стоит вовлекать себя в бесконечные дискуссии о том, точно ли их любимые персонажи строили автобаны и перековывали соху на атомную бомбу, а следует нудно долбить в одну точку: массовые убийства - это нехорошо. Также, и в нынешней ситуации в одной отдельно взятой стране не стоит пытаться доказывать, что власть (или оппозиция) - полностью, поголовно и во всем исчадья ада, и их представители даже в туалет ходят не так, как простые смертные, а испражняются страшным ядом, способным уничтожить все живое. Это, во-первых, неправда, а во-вторых, незачем. Чтобы доказать, что X следует повесить (скажем, в Англии до отмены смертной казни) незачем утверждать, что X убил тысячу человек и надругался над трупами. Достаточно доказать, что он совершил одно-единственное убийство. Но доказать убедительно.

Поэтому - дамы и господа, ненавидящие друг друга. Вам совершенно незачем пытаться доказать недоказуемое. Докажите про ваших врагов что-нибудь одно, но чтоб уж сразу и насмерть. И отметьте, что в остальных отношениях они прекраснейшие люди, эффективнейшие менеджеры, и так далее. Убийственность вашей идеологической борьбы от этого не уменьшится, а вони будет меньше.

Конечно, проблема в том, что для многих вонь самоценна.

А причина одна - безблагодатность забвение святоотеческого учения о несуществовании абсолютного зла.

Об истории и языке

Оригинал взят у kislin в Об истории и языке
Наверное, немного найдется гуманитарных дисциплин, для которых проблема собственного языка стоит более остро, чем у исторической науки. Отчасти это, несомненно, связано с проблемами "исторической политики" и идентичности тех, кто вовлечен в исторический дискурс - например, в роли читателя. Понятно, что когда история превращается в некое дополнительное поле для современных политических "разборок", тут уж не до языка. Но это только одна сторона, другая же заключается, несомненно, в недостаточном образовании и отсутствии языковой рефлексии, что уже на историческую политику не спишешь. Здесь можно говорить о добровольном самоограничении и - как следствие - попадании в идиотское положение.

Написать об этом меня побудила случайно попавшаяся на глаза книга петербургского историка И.С.Ратьковского "Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 г." (СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006).

Приведу первые пассажи из Заключения данной работы, в котором резюмируются основные авторские выводы.

Collapse )

Главное, что обращает на себя внимание в этих формулировках, - это, разумеется, употребление автором термина "контрреволюция" как некой политической или даже социальной силы, действующей в рассматриваемый период. Иначе говоря, риторика советской власти совершенно некритично превращена в элемент описания ситуации. То есть не проведена простейшая процедура разделения себя и предмета рассмотрения, и у автора просто отсутствует рефлексия, из-за чего он не понимает, насколько фальшиво звучат его выводы и насколько вся история, рассказанная подобным образом, не соответствует современным критериям научности.

Collapse )

Зверюшки

Оригинал взят у olga_vern в Зверюшки
Работы украинских художников Ани Стасенко и Славы Леонтьева.

Размер статуэток от четырех до сорока сантиметров.

Что (или кто) вдохновляет, и откуда берутся сюжеты?

Слава: Источник сюжетов — всё, что мы видели, слышали и читали за некороткую уже жизнь. Нам нравятся лягушки и листочки, цветы и птицы. Мы очень хорошо знаем, как они выглядят и чем занимаются.

Аня: Мы смотрели на множество прекрасных картинок. От недостаточно прекрасных мы отворачивались. Мы читали множество замечательных книг. Плохих старались не читать. С детства мы учились, прежде всего, отличать красивое от некрасивого, интересное от неинтересного, и уже во-вторых – что-то такое придумать и сделать. И теперь внутри нас пинакотеки, библиотеки и генераторы образов, достаточно решить, что будет уместно для этой вещи – и сюжет придумается, а изобразительный язык приложится.

Аня и Слава: Главное, стремиться выразить не себя, а что-нибудь содержательное. Непрофессионально стремиться к самовыражению, да и попросту глупо. Все мы не на конвейере собраны, всё пропускается через призму индивидуального восприятия и фильтр манеры выражения.