April 21st, 2013

эффективно заниматься трудом

nina00007
"... человек устроен так, что он не может эффективно заниматься трудом, смысла которого он не понимает"
- Нет совсем так. Человек устроен так, что он не может "эффективно заниматься трудом", если он понимает, что труд его бессмысленен. Если он не понимает смысла своего труда, значит смысл, как таковой, есть, и он будет стремиться постичь этот смысл. Другое дело, когда нами что-то правит бессознательно, когда мы что-то делаем без всякого принуждения, в состоянии наваждения, без понимания конечного смысла, но по импульсу ... Вот в чем интрига... кто и зачем задает этот импульс, смысл этого импульса

jorkoffski:
Градации, как принято у Аллахиваныча на этом свете, существуют неявно. То есть выделение их - дело условное и горячо спорное.

Квази-бессмыссленный труд - это средство добиваться аппатии и врезультате - покорности. А если "он будет стремиться постичь этот смысл", то его производительность отчасти повысится. Функция бюрократа та же, что крепостника любой формации: добиться добиваться аппатии и врезультате - покорности ценой компромисной уступки в производительности.

Вроде бы в Маутхаузене был эксперимент с переноской камней, открывший феномен подавления воли, а затем быстрой смерти от бессмысленного подневольного труда. Советско армейская окраска всего и вся вплоть до травы - пока краска не кончится - имела пограничный предел бессмыслицы. Послушание. "Деды" играли за эСэСовцев. Часто, не то чтобы сознательно, а для прикола. Но и смутно догадываясь о своей функциональной параллельности. Истоки, очевидно, лежат в традициях парусного флота: "Если команда не занята работой, значит на корабле зреет бунт. Если боцман ничего по этому поводу не предпренимает, значит он в сговоре".

Наиболее продуктивный работник тот, кто мотивирован пониманием процесса, а тем более - цели. Не даром всё давно сказано и про этот случай: "Рубль платится за то, что работник пашет, забивая гвозди. Червонец - бригадиру, за то, что знает - куда. И косая - начальству, за то, что знает где забивать не надо".

Наиболее свободен - "мелкобуржуазный" труд "вольного" частника. Государственная же машина, позволяющая крупному капиталлу работать с наивысшей на сегодняшний день производительностью - частный случай, до которого Сапиенсу посчастливило недавно допетрить. Тут бюрократ мало пересекается с производством, но создаёт  силовой (и потому - "государственный") каркас. Сложности нформационной функции здесь не стоит упоминать, поскольку она охватывает не только бюрократический сектор.
Суть этого объединения вольного труда с принудительным элементом в более изощрённой мотивации наёмного работника. Прежде всего ему предложена квази-свобода и тем снята часть ощущения депрессивной аппатии. Соблюдение условий свободного и полноправного партнёрства (как в родовой стае) мотивирует субьект проявлять приридную активность в индивидуальном поведении.
Совершенная же свобода покамест не заложена в человеке эволюционно. Но все мы к ней стремимся на более глубинном уровне "подсознания". Возможно здесь пролегает эффективный вектор дальнейшего видового развития какой-то части сапиенсов.
Хорошо бы и нам.., но боюсь, что - нет... В итоге, как мы все знаем, "всё проходит", "и это пройдёт". Соответствие производственных отношений (вместе с социальной клетчатостью) уровню развития производительных сил (технологиям) угробит со временем и машинку индустриального социума. Общество стоит всецело на характере его трудо-ролевых игр. Во что эта кинетика оформится - вопрос совсем не праздный. Отчего-то предсказываются общественные организмы монотипического характера. Думаю, что это маловероятный сценарий. Как и всегда, эффективных решений по структурности социума будет больше одного. А на них наложатся и типологические особенности вновь созданных конгломератов. И наложатся не менее чем "причудливо".

эффективно заниматься трудом - 2

Квази-свобода буржуазной компании соразмерна родовому коллективу. Эволюционно приобретённые механизмы и стимулы "среднеразмерного" коллектива облегчают личную (непосредственно гуманную) интерактивность и врезультате - общую синэргетику.
Особенности характера очень слабо (превышая по временному интервалу социально-этногенерирующую размерность), но закрепляются в психической структуре.
Последние три-четыре столетия нашей рабской истории имеют тенденцию замещения естественного свободно-договорного паттерна взаимодействия силовым антагонизмом. Отчасти причина этому - излишняя централизация. Управленческая мегалломания имманентно слабо контролирует собственную эффективность.
Здесь лежит причина стабильной инновационной дисфункции российского социума, прошитого коммуникационно дефицитными экономическими отношениями. Мегагосударственная механика обслуживает лишь бюрократа. Работник, в массе, неизбежно (заданно) неэффективен. В то же время, квази-независимые от хозяйствования "бюджетники" держат в руках весьма изолированные от общества механизмы его правления. Не имея работника, страна не имеет и эффективного социально-экономического воплощения. И не будет иметь такового. Ведь интерес правительства в покорности работника превышает его интерес в производительности того же.

Решения: либо разорение (африканский в конце концов путь - сущестовать на социальное пособие и природную ренту), либо влачить такую же нищую (но в бесполезно-упорном трудовом упорстве) судьбу-корейку из за своей экономической автаркии, либо менять имущественно-правовые взаимоотношения в социуме. А уж какими судьбами - отдельная тема.
Coбственно, мода на modus vivendi индивида, возникающая из производительных путей достигания общественно значимых целей, стимулирует поведенческий discours. Можно было эффективно добывать бутерброды грабежом - куча цапиенсов переквалифицировалась из управдомов в бандюки и бандетки и пошла грабить ежом развалинки. Сперва - отделившихся сословным шлакбаумом, затем, - по-второй, - непонятные сами себе коммуналки.
Полученный врезультате бандостроя синдикат, потеряв фронт работ, нанял опричника и промышляет пенькой, коноплёй и полюдьем. Теперь массы норовят сказаться дворовыми холопами. Ливрея с лампасами - гвоздь сэзона. А фронта работы нет как и не было. С полюдья помалу им капает. С конопли, соответственно, конопляет. Пенька... Ну ладно, бог с ней. Если что, достанет и пеньки. Сколково, опять же, накрылось нанотазиком. Размером аккурат с напёрсток. Выдохлись экстенсивные методы. А интенсивных так вдруг - не напасёшься. Приглашать рюриков от экономики стрёмно. Порядки менять надо. Народ за Людей считать. Силой делиться. А этого промеж нас не принято. Как жить-то теперь? В пору пеньку налаживать. А ну как забунтуют? Потом и менять-то всё взапоздно буде.
Самое страшное - перемена мод. Когда престижным станет не статусное потребление, а простая тусня по интересам.

modus vivendi. новые интересы общества оформляют моду

Благодаря образованию в интернете, интересы общества могут стать мало зависимы от производства: дачный всесезонный отдых или овощеводство (коммерческие и не-) профилактическое оздоровление, выставки-продажи самоделок, с концертной программой, спецшколы и пиратско-читательские банды-лектории, детские, подростковые, пенсионерческие фестивали, съезды активистов...пр. У нас есть добровольцы-пожарные. Нужно больше добровольных лекторов. По интересам. С практикой вовлечения в самоуправление. А то хиппи голосуют ногами. А делу нужен костяк готовых поддержать структурность культбанд и уйти в тень при возникшей энергии самоорганизованности. Также - для отлова невротиков. Вплоть до... А то - развал из за давления, хаоса, конкурентного паразитического занятия, утраты интереса к теме и потери темпа общения, смены активности...   

смысл

смысл не для нас - для общества. индивиды - лишь органы. наверное это и значит, что мы именно функционируем. не более того.
в переводе на человеческий: "просто живём." и всё...

Новые Люди

Оригинал взят у vitalschв Новые Люди
Новые Люди

С декабря 2011 года по март 2012-го уличная активность в Москве, Петербурге и других крупных городах России неуклонно росла. Митинги, шествия и флешмобы проводились ярко и законопослушно, хотя для инициаторов и участников часто заканчивались автозаками. Энергетика акций была такова, что к ядру движения, состоящему из разночинцев-идеалистов (до декабря их небрежно рядили в «городских сумасшедших») подтянулись профессиональные оппозиционеры-интервьюеры (околомедийные тусовщики, для которых оппозиционность – профессия), а также гламурные идолы и возбужденно ротозействующие обыватели, коих социологи как старой советской школы, так и новой западной назвали на позднесредневековый манер «рассерженными горожанами».
Характерно, что кремлевские оракулы и газпромовские гадатели на политологической гуще не заметили «гроздей гнева», заплутав-заблудив в двухтактном психоанализе «Путин или Медведев?».
Граждане, вышедшие на улицу не за пивом, а за свободой, напугали главного «галерного раба» и его гаремных приспешников. Встрепенулся трусоватый олигархат, задергался и разошелся по сложносшитому шву «либерал-счетовод – силовик-теневик». В этом псевдоэлитном тандеме понятия «либерал» и «силовик» сильно отличаются от классической формулировки, так как созданы по образу и подобию ломщиков валюты, где счетовод впаривает лоху куклу с бумагой под видом денежных знаков, а силовик бьет лоха в морду, если тот почует обман. Поди разбери, кто у ломщиков старший, кто подчиненный. Однако в случае «палева» узколобому силовику «политическая весна» однозначно обещает люстрацию, а вот ушлый либерал-счетовод может отбрехаться и даже остаться при доле…
Поделив и умножив, посовещавшись, подумав, либерал-счетоводы в лице Кудрина – Прохорова влезли на протестные трибуны и пустились в краковяк с гламурными пижонами «белоленточной революции». Вероятно, они же распустили слухи о загадочных олигархах – филантропах и меценатах, жертвующих миллионы на поиски-поимки и явление народу другого нацлидера, с человеческим лицом.
«Большие» прагматичные люди отжали от сцены активистов-идеалистов, чтобы самим взяться за «большое дело». За счет маленьких людей, собранных в большом количестве и выставленных в качестве живого товара.
Вышедший на площадь гражданин подносился власти как предмет торга. Государство, представляющее собой совокупность независимых отраслевых бизнес-кланов, оценило этот «поднос» и, сомкнув ряды, пошло в атаку.
Злонамеренно узкий проход на Болотную площадь, два десятка провокаторов, жестокий разгон, массовые задержания сделали свое дело: 6 мая 2012 года с уличным протестом было покончено. Иллюзия того, что двухчасовой прогулкой с шариками и флажками можно изменить многовековой уклад, оказалась развеянной. Следователи сели строчить дела. Думцы – думать запретительные законы. Педант Кудрин на общественных началах продолжил экономическое просвещение режима. Записные лидеры оппозиции выразили ноту протеста и дипломатично отбыли в бессрочные отпуска. Взятые в заложники участники «Марша миллионов» уже почти год сидят. Из персон известных только Удальцов активно и последовательно боролся за освобождение задержанных, за что был взят под домашний арест.
В итоге протест свелся к одиночным пикетам и робким гуляниям. Солидарность с задержанными выражается сбором средств и размещением информации на паре достойных уважения сайтов.
Реальность печальна. И все же, прежде чем начинать учиться шить варежки, имеет смысл разобраться с причинами, способствовавшими победе реакции.
Очевидная, но не решающая причина – страх. Страх потерять средства к существованию. Страх за семью. Страх быть посаженным. Но страх поразил в основном статистов – ротозействующих обывателей, выходивших на площади за компанию. Они разбежались первыми, спрятались в ипотечные норки лайкать в социальных сетях.
Серьезными причинами явились потеря темпа, дезориентация и дробление протестного движения «по увлечениям и убеждениям». Здесь свои чистые умелые руки приложили несколько групп.
Во-первых, околомедийные оппозиционеры-интервьюеры, начавшие в декабре и не прекращающие до сих пор непримиримую борьбу друг с другом за монопольное право распоряжаться протестом и протестующими.
Во-вторых, псевдооппозиционные СМИ, эти дрязги муссирующие и поддерживающие.
В-третьих, загадочные олигархи-филантропы, якобы давшие деньги на поддержку движения, а на деле распылившие бриллиантовый дым, от которого многие пустили слюну, а кто-то даже и слезу проронил, когда понял, что дым оказался всего лишь завесой.
В-четвертых, либерал-счетоводы и их двойное подмигивание: с протестной трибуны – Кремлю, из Кремля – протестной трибуне.
Но главной причиной стало разочарование общества во всех вышеперечисленных группах, понимание, что это не союзники – а обуза, что все они по большому счету харчуются за одним столом и, в общем-то, довольны своим положением.
А есть ли в обществе позитивные силы? Ответ: безусловно есть!
Те самые активисты-идеалисты, которые в декабре 2011 года разбудили гражданское общество. О них редко пишут, тем более – их не пиарят. Удивительно, что они вообще появились в стране, где ценность человеческой жизни не меняется уже лет пятьсот, где все отношения построены на предательстве и насилии, где передача власти осуществляется только с помощью подлогов и переворотов.
На новых людей вся надежда. На коалицию личностей, основанную на принципах гуманизма и здравого смысла.