September 8th, 2013

Первая Мировая Гражданская война

Оригинал взят у ketiiiiiiii в Первая Мировая Гражданская война

Мэннинг, Сноуден, Ассанж, Миранда, The Guardian… С каждым днём мы получаем всё больше и больше подтверждений тому, что идет необъявленная, тихая, но всё же самая настоящая мировая гражданская война. Оригинал статьи здесь http://habrahabr.ru/post/191784/#habracut

В отличие от обычных войн в гражданской войне нет чёткой линии фронта, а воюющие стороны невозможно различать по цвету военной формы. Бойцы противоборствующих армий могут одновременно быть на одной и той же территории, в одном и том же городе и даже в одной и той же семье.

Одна сторона — правящий класс. Богатые и влиятельные, они привыкли всех контролировать, но не любят отвечать на вопросы. Они привыкли принимать решения и верят, что делают это во имя общественного блага. Многие их сторонники вовсе не богаты и не влиятельны. Но они боятся любых перемен. Или не хотят менять старых привычек. Или имеют личный интерес. Или боятся потерять то немногое, что имеют. Или просто недостаточно умны, чтобы понять суть
происходящей революции.

Другая сторона — цифровое поколение. Независимо от пола, возраста, культурных традиций и географического положения, эти люди общаются друг с другом и находят общий язык несмотря на множество различий. И они ставят под вопрос ценности и убеждения своих родителей. Я называю их «поколением», но дело вовсе не в возрасте.

Эти люди выработали свои собственные ценности, они обладают аналитическим умом и инструментами, которые позволяют быстро находить противоречия, задавать правильные вопросы и развеивать туман фальшивой пропаганды. Несмотря на разделяющие их тысячи километров, они чувствуют своё единство и способны сопереживать всем остальным людям.

И хотя цифровая культура распространится от человека к человеку, но пропасть между двумя лагерями не исчезает несмотря на массовую популярность таких вещей как Твиттер или смартфоны. Наоборот, дела идут всё хуже и хуже. Поколение власти не приемлет цифровую культуру. Оно лишь слепо пользуется цифровыми инструментами в своих целях без истинного понимания, создавая уродливый культ карго.


Сорок лет назад двое журналистов показали миру, что президент самой могущественной сверхдержавы использовал спецслужбы чтобы прослушивать разговоры своих политических противников. Их расследование принесло им Пулитцеровскую премию и привело к отставке президента Никсона.

Сегодня активисты цифрового поколения показали миру, что президент всё той же державы прослушивает весь мир, а солдаты его армии цинично убивают гражданское население. Ещё одна Пулитцеровская премия? Нет, 35 лет тюрьмы для одного из них и погоня за остальными по всему миру. А президент, о котором шла речь, получил Нобелевскую премию мира.

В отличие от эпохи Уотергейта, мы больше не можем верить прессе. Журналисты перестают вести даже самые поверхностные расследования. Газеты стали инструментами пропаганды и развлечений. Обладая хоть каплей критического мышления, за несколько минут гугления можно опровергнуть большинство новостей из современных газет.

А когда немногие оставшиеся настоящие журналисты пытаются копнуть поглубже, членов их семей
арестовывают и допрашивают без причины, они получают угрозы, а их оборудование уничтожается. Сайт Groklaw, сыгравший ключевую роль во многих судебных процессах в индустрии ПО, недавно закрылся, так как его создательница не видит возможности работать в условиях тотальной прослушки.

Вы можете считать, что прослушка и перлюстрация почты или дело Викиликс — это незначительные детали, а реальное значение имеют лишь экономика, работа и спорт. Но все эти вещи напрямую зависит от исхода идущей сейчас войны. Большинство финансовых кризисов и войн случились в результате действий правящего класса. А цифровому поколению, которое пытается предложить что-то новое, затыкают рот, его душат, преследуют и высмеивают.


В 1974 правящий класс относительно легко смирился с тем, что придётся принести в жертву Никсона и еще несколько самых одиозных фигур. В аналогичной ситуации сегодня они напуганы, они в панике и больше не способны действовать разумно. Они хотят любой ценой примерно наказать своих обличителей, и перекрыть любые утечки, надеясь, что это всего лишь отдельные не связанные друг с другом случаи.

Они уже не колеблясь используют антитеррористические законы против журналистов. Тех, кто предсказывал это год назад, называли параноиками. Но даже самый худший из параноиков не мог представить, что окажется прав настолько быстро и настолько полно. Сейчас нас больше пугает государственная война с терроризмом, чем сами террористы.

Очень показательный пример —
уничтожение жестких дисков газеты The Guardian. Это бесполезный до абсурда акт политического насилия, совершённый правительством, которое насаждает свою волю угрозами в адрес уважаемого и авторитетного издания. Это также иллюстрация полного непонимания современного мира правящим классом. Прикрываясь своим смехотворным авторитетом и полномочиями, за которыми нет ничего кроме невежества и спеси, правители откровенно объявляют войну каждому гражданину в мире.

Войну, в которой они не могут победить, которая уже проиграна. Но они будут биться до конца, и загубят ещё множество жизней. Людей будут запирать в тюрьмы, пытать, арестовывать, запугивать, доводить до самоубийства, преследовать по всей планете.

Это уже происходит сегодня, и если вам не посчастливилось сесть не в тот самолёт или отправить письмо не тому человеку, вы можете оказаться следующим в списке.

Наши песни за десять шагов не слышны

Оригинал взят у verbariumв Наши песни за десять шагов не слышны
.
Н.Я. Мандельштам вспоминает о муже: "Чего ты жалуешься, — говорил он, — поэзию уважают только у нас — за нее убивают. Ведь больше нигде за поэзию не убивают".

Если бы. О.М. сильно себе польстил этим предположением. Убивают за любое жизнепроявление, за антинародную расстановку знаков препинания, за зубную боль в светлый советский праздник. Они бы и толчки ребенка в утробе матери вскоре запретили и истолковали как призыв к насильственному свержению.

Мы живем в мертвой стране. Здесь чтобы петь нужно удостоверение в благонадежности, даже для птиц.
Collapse )

Еще одна хорошая книга: "Капеллан дьявола" Ричарда Докинза.

Оригинал взят у macroevolutionв Еще одна хорошая книга!
Это перепост. ППКС.
Оригинал взят у
tinmonumentв "A Devil's Chaplain" by Richard Dawkins in My Russian Translation


Тем временем вышла еще одна книга в моем переводе, уже одиннадцатая по счету и, по-моему, лучшая из всех, которые мне доводилось переводить. И это при том, что вообще-то я не жалуюсь на качество книг, которые я переводил. Разве что на качество своих переводов. Но эта, на мой вкус, превосходит все остальные. Это "Капеллан дьявола" Ричарда Докинза. Вообще-то я перевел ее уже довольно давно, еще в позапрошлом году. Я уже писал о ее хорошей, годной корректуре, приводил отрывок об Уильяме Гамильтоне, жаловался на недостачу страниц и цитировал слова о сути христианской веры в своеобразной интерпретации Адольфа Алоизиевича Гитлера. И вот наконец эта книга вышла, под редакцией Ильи Кригера, под научной редакцией Александра Владимировича Маркова (aka macroevolution) и под прекрасной обложкой работы Андрея Бондаренко:



На сайте издательства "Corpus" имеется пэдээфка первых 38 страниц. Книгу уже можно купить, например в магазине "Москва", где она стоит 520 рублей. А еще журнал "Esquire" недавно опубликовал одну главу из моего перевода этой книги.

А чем же она хороша? Это сборник избранных очерков на разные темы, рассортированных по темам и совершенно замечательных. Очерки разной длины, написаны в разных стилях и жанрах (от некрологов и рецензий на книги до письма десятилетней девочке), но все по-своему хороши и все отличаются удивительной насыщенностью мыслями и убедительностью изложения, напоминающими несравненные эссе Оруэлла. Надеюсь, мне не удалось сильно испортить авторский стиль. Главная его прелесть, по-моему, состоит в том, что, в отличие от стиля большинства авторов научно-популярной литературы, Докинз (по крайней мере, насколько я могу судить по тем его произведениям, которые читал) не пишет ничего лишнего. Никакой ненужной лирики, ни одного лишнего абзаца, только "кровь, любовь и риторика", как завещал великий Стоппард (еще один живой классик современной британской литературы).

Всячески рекомендую всем.

К 50-летию ТББ

Оригинал взят у bigstonedragonв К 50-летию ТББ
Пару недель назад во френд-ленте проскочила утка насчет того, что на Венецианском фестивале ожидается премьерный показ «Арканарской резни». Потом, правда, оказалось, что имеется в виду не августовский Венецианский фестиваль, а ноябрьский Римский, но, тем не менее, хороший повод перечитать Стругацких был налицо.
Боже, каким же узнаваемым предстал при новом прочтении мир Арканара!

…По узким ступеням Румата поднялся на второй этаж и, звеня шпорами по камню, направился мимо классов к кабинету прокуратора школы.Collapse )
Школа, думал Румата. Гнездо мудрости. Опора культуры...


И ещё:

Collapse )Умные нам не надобны. Надобны верные.Collapse )Установления просты, и их всего три: слепая вера в непогрешимость законов, беспрекословное оным повиновение, а также неусыпное наблюдение каждого за всеми!


Особенно же меня «пробрало», когда вдруг обнаружились две примечательных вещи.
Во-первых, в этом году ИСПОЛНИЛОСЬ РОВНО ПОЛВЕКА с момента первой публикации ТББ! Странно, что эта дата не нашла никакого отклика в интернете. Не самый ведь плохой роман, по любым меркам!
И во-вторых, те же самые полвека отделяют, согласно таймлайну ТББ, «золотой век» Арканара от событий «Арканарской резни»!

… Так всего полстолетия назад высокоученый алхимик Ботса занимал ныне упраздненный за ненадобностью пост министра недр, заложил несколько рудников и прославил Арканар удивительными сплавами, секрет которых был утерян после его смерти. А Пэпин Славный вплоть до недавнего времени руководил государственным просвещением, пока министерство истории и словесности, возглавляемое им, не было признано вредным и растлевающим умы.


Орёл наш, Дон Рэба, говорите?
…Он упразднил министерства, ведающие образованием и благосостоянием, учредил министерство охраны короны, снял с правительственных постов родовую аристократию и немногих ученых, окончательно развалил экономику, написал трактат "О скотской сущности земледельца" и, наконец, год назад организовал "охранную гвардию" - "Серые роты". За Гитлером стояли монополии. За доном Рэбой не стоял никто, и было очевидно, что штурмовики в конце концов сожрут его, как муху. Но он продолжал крутить и вертеть, нагромождать нелепость на нелепость, выкручивался, словно старался обмануть самого себя, словно не знал ничего, кроме параноической задачи - истребить культуру.

По-видимому, любой хороший писатель – это прежде всего визионер. Но вот в ТББ «серый процесс» персонифицирован в лице Дона Рэбы, так что Антон и Ко ещё могли размышлять, можно ли было остановить процесс «истребления культуры» путём «истребления» этого самого «орла нашего». Но ведь на самом-то деле, как оказалось, роль личности в процессе этого «истребления» ничтожна! И, если вчитаться повнимательнее, то и в самом деле окажется, что роль дона Рэбы не так уж и велика. Похоже, АБС уловили какие-то глубинные тревожные процессы в массовом сознании человечества, которые начали давать о себе знать в середине 1960-х годов. И отразили это в своём романе.

...Румата сел, обхватив колени под роскошным рваным одеялом. Появляется ощущение свинцовой беспросветности, хочется пригорюниться и размышлять о том, как мы слабы и ничтожны перед обстоятельствами... На Земле это нам и в голову не приходит. …

... А главное - это ощущение наползающей тени. Непонятно, чья, непонятно, откуда, но она наползает и наползает совершенно неотвратимо...
Collapse )Где-то в недрах дворца вызревал чудовищный гнойник, и прорыва этого гнойника надо было ждать не сегодня-завтра...


И ещё один момент, который я как-то упускал из внимания раньше: поставленный в ТББ вопрос, точнее¸ проблема: «коммунизм и властолюбие».
Этого Вагу, думал Румата, было бы очень интересно изловить и вывести на Землю. Технически это не сложно. Что бы он стал делать на Земле? Румата попытался представить себе, что Вага стал бы делать на Земле. … Да, может быть, и помер бы с тоски. А может быть, огляделся бы, приспособился, прикинул бы, что к чему, и поступил бы лесничим в какой-нибудь заповедник. Ведь не может же быть, чтобы не было у него мелкой, безобидной страстишки, которая здесь ему только мешает, а там могла бы стать сутью его жизни. Кажется, он кошек любит. В берлоге у него, говорят, целое стадо, и специальный человек к ним приставлен. И он этому человеку даже платит, хотя скуп и мог бы просто пригрозить. Но что бы он стал делать на Земле со своим чудовищным властолюбием - непонятно!

То есть видели они проблему, которой грешил их «мир полудня», пути решения которой пытались они потом нащупать в «Обитаемом острове», в «Жуке в муравейнике» - но достаточно убедительных ответов, на мой взгляд, так и не нашли.