November 6th, 2013

Морская соль в пачке. Надпись : "образовалась 250 млн лет назад". Срок годности - 5 лет.

Умные тоже наступают на грабли! Но только для того, чтобы поднять их с земли, не нагибаясь-сь...

* * *

- Ты вообще с головой дружишь?!
- Больше того - мы спим вместе...
(на контрольных)

* * *

ххх: Биологи доказали, что тараканы могут жить без головы! (ссылка)
ууу: Могут. Но в голове им уютнее.

* * *

http://jaerraeth.dreamwidth.org/450842.html

Как жить с мозгом хладнокровного убийцы?

original

Джеймса Фэллон женат, счастлив в браке, у него трое детей, работает нейробиологом в Калифорнийском университете в Ирвайне, имеет несколько наград, учредил несколько весьма успешных биотехнологических компаний и является научным консультантом Министерства обороны США.
И он психопат.
В 2005 году, после многолетних исследований мозга убийц-психопатов Фэллон сделал ошеломляющее открытие, когда изучал свой собственный снимок в рамках другого научного проекта. Он обнаружил, что его мозг выглядит точно так же, как мозги хладнокровных убийц, на изучение которых он потратил последние 20 лет. А проведя анализ своей ДНК, Фэллон обнаружил, что в его генетическом профиле имеется несколько генов, очень сильно связанных с жестоким психопатическим поведением.

Collapse )

О брате

Оригинал взят у greenarine в О брате
Ему было четыре года и три месяца.
За окном стоял февраль – по-весеннему тёплый после долгого, немилосердно морозного января. Пах ветром, подснежниками и старым каменным мостом.
А ещё – войной.
Любой месяц года теперь пах войной. И только потом – ветром, подснежниками и старым каменным мостом.

Сначала мы не знали, что такое война. Мы выскакивали во двор после каждого взрыва, чтобы увидеть, куда угодила очередная бомба и бежать на помощь. Мы глупо надеялись, что это наш город, и нам решать, как быть, что делать и кого спасать. Но в тот день, когда взрывной волной убило выскочивших на помощь людей из соседнего дома, война показала, кто в городе хозяин.
И мы не нашли слов, чтобы ей возразить.
Collapse )

Дикари as is

Оригинал взят у steissd в Дикари as is
В данном случае ислам ни при чём. Там, где шариатские суды возглавляют люди, способные хотя бы по слога и с ошибками прочесть коран, за такое казнят. Это — просто дикарские обычаи, которые были, наверняка, и до рождения Магомета, не говоря уже об обращении местных жителей в ислам. Обычное традиционное общество во всей красе. Дело не в гомосексуализме, а в традиции наглого навязывания воли сильных слабым. Такое навязывание существует повсеместно, но в обществах современного типа при этом проявляют некоторую заботу о низших классах, стараясь чем-то компенсировать их униженный статус и даже сохранить некоторый психологический комфорт. Там, где главенствует не писаный закон, а нормы поведения, унаследованные «от дедов и отцов», произвол проявляет себя в самом жёстком и неприглядном виде. И поэтому обращаться с представителями таких обществ цивилизованным силам следует по нормам этих обществ — хорошего обращения они не понимают и принимают его за слабость. Белый сахиб должен быть властным, а гнев его — страшным. Тогда, может, тысяч через 100-150 лет, если к тому времени сохранится жизнь на Земле, бабаи сделают шажок в направлении нравов хотя бы европейского 18-го века.


Collapse )

Рейтинг блогов

Яндекс.Метрика

Левая меритократия!

Оригинал взят у tsarjov в Левая меритократия!

Основным ницшеанским дискурсом является вопрос об этическом основании. В качестве этического основания Ницше ставит Я. Всё что "не от Я", все, что пытается быть над Я, то признаётся метафизичным, не материалистичным, иллюзорным, а значит и не этичным для аристократа духа. То есть, мораль только тогда является истинной моралью для индивида, когда эта мораль есть творчество этого конкретного индивида. Если быть точнее, то ницшеанство не признаёт что-то над Я по той причине, что в реальности нет ничего над Я. Даже когда Я измышляет себе конструкты в виде Бога, эти конструкты это продолжение Я, но Я отчуждённого от себя, надевшего маску, в которой Я более безопасно существовать и развиваться. Ницшеанство стремится уничтожить не мораль, а иллюзии Я маленького человека, которому требуются костыли-конструкты и маски, взамен получив аристократа духа, познавшего своё Я как созидателя ценностей, в том числе и моральных. Но что за ценности будет созидать это освобождённое Я? Будет ли это произвол, где всё дозволенно, где каждое освобождённое Я тянет одеяло на себя, погружая окружающую действительность в хаос? И зачем этому самому Я нужно быть освобождённым?

Последовательное ницшеанство ведёт не к хаосу или солипсизму, а к материалистическому монизму, где есть реально существующий мир, он познаваем и его населяют живые существа, движимые единым принципом жизни - эволюцией. Развивающаяся жизнь вознаграждает своего носителя сама собою. Ведь никто из людей в здравом уме не поменяется своим бытийствованием с муравьём, даже, несмотря на то, что человеческое страдание наиболее глубокое, чем у кого-либо, из-за наиболее развитой среди всех животных нервной системы. Не поменяется, потому что помимо глубочайшего страдания, человеческое существо способно испытывать и глубочайшее же счастье. Кроме того, любая реакция, проходящая через человеческий мозг, обрамляется богатейшей палитрой ощущений, который человек материализует в культуре, создавай тем самым, ещё больше возможностей для чувствования всё нового и нового опыта. То есть жить хорошо, а жить более развитой формой жизни ещё лучше. Исходя из этого, главной ценностью любого живого существа является благо и ощущения, как награда за развитие.

Я маленького человека должно уступить Я аристократа духа, потому что Я маленького человека более ущербно и бытиё, которое оно реализует более скудно. Экзистенция аристократа духа более благая, чем того, кто передвигается на костылях и носит вериги. Но вериги это так же один из методов Я добиться блага для себя, пусть и в потустороннем мире. Здесь то и проявляется ницшеанский материализм, он между строчками, он сам собою подразумевается как здравый смысл, из которого выходит то, что дозволенно не всё, а всё что реально, что развивает и обогащает.

Представления людей о том, каким должен быть их социум сродни любым организмам, которые борются за своё развитие. Их борьба зависит не только от них самих, но и от объективной реальности, в которой они все существуют. В этом плане, нет разницы между левыми представлениями или правыми. И те и другие ассоциируют себя с Истиной, с Законом, но главным законом вселенной является изменчивость, это основной атрибут жизни. И изменчивость имеет направление, это эволюционное направление, высшим проявлением которого является человеческая индивидуальность. Природа создала индивидуальность. Через индивидуальность жизнь стремится к своему расширению в пространстве. Окружающая действительность - это лишь инструмент для человеческой индивидуальности, целью которой является максимальное распространение своей экзистенции. Кстати, поэтому человек стремится к знанию. Знать значит обладать. Познать себя значит начать владеть собой. Познать мир, значит владеть его возможностями для себя.

Эволюционный инстинкт есть у любого человека. Что создаёт известную проблему интересов, которая издревле решалась при помощи формирования социальной иерархии, святость которой, декларирует не только консервативная общественность, но и правые ницшеанцы. Однако, разница между первыми и вторыми существенна, что можно заметить потому, что ницшеанцы отрицают существовавший ранее аристократический строй как не с эгалитаристской, так и не с традиционалистской позиции. Отрицание строится на основе материалистического витализма, который не совместим с наследственной коррупцией, ведущей к вырождению общества из-за того, что материальными благами в итоге обладают посредственные наследники.

Collapse )




jorkoffski:
это всё отлично в теории. но "сознательность" это удел немногих. "массы" без стимула работают непродуктивно. конкуренция же пока что - наиболее щадящий стимул, обеспечивающий минимум индивидуальной несвободы при поддержании достаточно высокого уровня жизни. в свою очередь, уровень жизни задаёт основу уровню цивильности нравов. снижение производственного напряжения отбросит в бедность и последовательно - в связанную с бедностью грубость и духовное убожество.
хотя, если сузить поле до российских реалий, всё худшее тут уже случилось. здесь сперва придётся налаживать социалку (правила игры = институты) индустриального общества. потом уже можно догонять и перегонять Америку, горний дух и царство божие впридачу.
так что на практике задача должна выглядеть намного сложнее.

ЗАДАЧИ РАЗВИТИЯ

Оригинал взят у v_ersilov в ЗАДАЧИ РАЗВИТИЯ
1) Мы -- свидетели деградации привычного нам (иерархического) способа организации человеческих сообществ. Соответственно, теряют жизненную ценность нравственные основы отношений, что личностью переживается как антропологическая катастрофа.
2) Такой глубокой антропосоциальной деградации может быть противопоставлено одно единственное -- быстрое развитие человека, созидание им разумной общности. «Не по дням, а по часам» наращивает разумность ребёнок. Разумные люди живут развитием ребёнка и развиваются с ним сами. Формула разумной общности давно сказана, но не прочитана -- «дети - наше будущее».
3) Мы назвали себя разумной общностью. Наши задачи ясны: а) обеспечить условия развития детей, б) подготовить молодых людей к разумной (неиерархической) жизни, в) поддержать становление других разумных общностей.



jorkoffski:
человек - материал достаточно консервативный. изначальные способности индивидов разнятся до противоположностей в деталях. последнее вызывает неприятие (мягко выражаясь) и борьбу. побеждает одна из "истин" - твёрдый лоб или звкон всемирного притяжения опасных для организма размеров итп.

с четверть популяции гомо - это социопаты различных мастей, что не совпадает с также четвертью = долей высокопримативного контингента, что опять же не совпадает с также четвертью индивидов врождённого низкого интеллектуального потолка. а всевозможные переходные "конструкции" - практически большинство. с ними отнюдь не "всёясно".

так что мне кажется продуктивной в какой-то мере сегрегация "по интересам". и вопрос безопасности этаких "элоев" повидимому тут будет совсем не праздным излишеством.

О восемнадцатой любви

Оригинал взят у monomasha в О восемнадцатой любви
Оп-па! Кто только не писал о первой любви. Чья только плешь не была проета воспоминаниями об этом сомнительном удовольствии.
Первая любовь - это старое бабушкино пальто, погрызенное молью и валяющееся на дне сундука, которое иногда оттуда вынимают, внимательно рассматривают, пересыпают нафталином, и укладывают на дно, чтобы лет через десять опять достать, разглядеть, и пересыпать. Старое пальто уже нафиг не нужно, но выбросить жалко, вот и достают, и нюхают, и проверяют, все ли рукава на месте. Иногда те, кому повезёт, находят в кармане старый трамвайный билетик, или билет на последний сеанс в кино, или билет в баню, или..да мало ли!
Бывает, что первая любовь - это секретик, который дети закапывают где-нибудь под кустом, а потом проверяют, остался он там или нет.
Первая любовь - это толстая тётя в платке, которую встречаешь на троллейбусной остановке и с удивлением узнаёшь, что она превратилась в замордованную жизнью, тремя большими внуками и одной маленькой пенсией Нину Ивановну, или - наоборот - это лысый и хромой дядька с помятым портфелем, откуда всё время вываливаются какие-то чертежи.
Ну её к лешему - такую любовь.
Поэтому я вам расскажу о восемнадцатой любви.
Восемнадцатая любовь - это сплошной праздник жизни. От такой любви никакого вреда. Например, от неё ещё никто никогда не застрелился. Да и какой смысл стреляться, если левой ногой ты уже в могиле, а одним зубом - на полке?
Восемнадцатая любовь - это когда ты целуешь лягушку и знаешь, что она никогда не превратится в принцессу. И не только знаешь, но и радуешься этому.
После восемнадцатой любви ещё никогда никому не удавалось забеременеть и жениться.
Особенностью восемнадцатой любви является и то, что она вовсе не всегда приходит после семнадцатой. Иногда восемнадцатая любовь наступает сразу после второй.
Восемнадцатая любовь - это тихий вечер у камина и пироги с капустой.
От восемнадцатой любви невозможно простудиться и умереть, потому что не нужно бежать полуодетым в двадцатиградусный мороз неизвестно куда, сплавляться по бурной реке неизвестно зачем и подстерегать за углом неизвестно кого неизвестно с чем в руке.
Если вы встретите в кинотеатре бритого, упитанного человека, не глазеющего по сторонам, со стаканчиком томатного сока в руке и с новым мостом через весь рот - знайте, что его посетила восемнадцатая любовь.
Восемнадцатую любовь не надо прятать на дно сундука, от неё не пахнет нафталином. Да и зачем, если она постоянно висит у тебя перед носом на вешалке? Восемнадцатая любовь не требует постоянного ухода - достаточно не забывать пару раз в месяц пройтись по ней влажной тряпкой.
Так что как ни крути, дорогой читатель, а от такой любви одна сплошная польза.
И только очень редко, когда вокруг никого нет, ты лезешь в сундук, достаёшь старое бабушкино пальто, находишь в нём трамвайный билетик, или билет на последний сеанс в кино, или в баню, - да мало ли, - и вдруг вспоминаешь, как бабушка рассказывала о тридцать седьмой любви, но не можешь вспомнить, что именно, и стараешься вспомнить, и успокаиваешь себя тем, что раз бабушка рассказывала, значит это наверняка было интересно, потом ложишься спать, но сна ни в одном глазу, и ты лежишь, лежишь с открытыми глазами долго-долго. Всю оставшуюся жизнь.