?

Log in

No account? Create an account

November 10th, 2013

Оригинал взят у clear_text в очерки по истории толерантности
ПРИГВОЖДАЯ ЖЕРТВУ

У русской культуры ХХ века есть одно поистине изумительное свойство.
Оно резко отличает ее от классической русской культуры XIX века, о которой мы говорим с восторженным придыханием и гордостью. Пушкин! Гоголь! Достоевский! Толстой! Некрасов, Тургенев, Чехов, и целый сонм писателей чуть поменьше масштабом: Григорович, Лесков, Короленко, Эртель, писатели-народники (извините, что в одну кучу), а также Потапенко, Андреев, Куприн и даже Бунин и Блок.
Мы сегодня считаем себя законными наследниками «золотого века русской культуры». Меж тем это совсем не так.

Что же это за отличительное свойство?
Чрезвычайная терпимость (толерантность) к злу, вот что. И отсюда – сочувствие палачу и презрение к его жертве.
Вся русская литература наполнена жалостью к «маленькому человеку». К жертве обстоятельств или разбойников, нищеты или болезни, полиции или охранки. Бедная Лиза, Самсон Вырин, Акакий Акакиевич, Антон Горемыка, Герасим со своей Муму, Макар Девушкин, Неточка Незванова, Соня Мармеладова, Катюша Маслова, гробовщик Яков Бронза вместе со скрипачом Ротшильдом, андреевские семь повешенных, купринские проститутки и безымянная «под насыпью, во рву некошеном».
И вся атмосфера общества была пропитана этим. Каторжников в народе называли «несчастными». Адвокатов буквально носили на руках. «Войдем в зал суда с мыслью, что мы тоже виноваты», - призывал Достоевский. Мы, которые судим и казним.
Соблазнитель, обманщик, мироед, палач, жандарм и неправедный судья пользовались, мягко говоря, куда меньшим сочувствием авторов и публики. Губернатора, который приказал стрелять в рабочих (рассказ Леонида Андреева), жалела безвестная гимназистка, но почему? Потому что губернатор уже сам себя приговорил к смерти за этот приказ, и нарочно ходил без охраны, и в итоге его взорвали эсеры. «Гимназистка плакала». Но вряд ли бы она смогла плакать о взорванном губернаторе, если бы до этого она, и ее мама, и ее бабушка не плакали о Бедной Лизе, Самсоне Вырине, Антоне Горемыке и далее по списку.

В ХХ веке всё вдруг изменилось.
Я не знаю, почему. У меня есть предположения (особая роль советской литературы?), но нет полной ясности.
Поэтому не надо о причинах. Факты, однако, налицо.

Сейчас жертва (особенно – слабая, безымянная и давняя) – вызывает брезгливое раздражение.
Палач – «он выполнял приказ», «время такое было» и вообще «не нам их судить». То есть им – судить, приговаривать и казнить. А нам – ни-ни.
(В скобках полезный совет: когда вам кто-то с постной миной говорит: «не судите» - это значит, что вас уже осудили, в полном противоречии с евангельской заповедью, на которую этот ханжа ссылается).
Стоило кому-то написать в социальных сетях, что рядом с красивым надгробным памятником главпалача НКВД Блохина – который лично, сам, своей рукой расстрелял более 10.000 человек – что рядом не худо бы поставить табличку с указанием на этот исторический факт – тут же раздается ханжеский голос: «Воевать с мертвыми, фу, это недостойно, это низко!».
Ему убивать по 20 человек в день было, высоко. А сообщить об этом – низко.
Интересные дела.

А вот жертвам достается по полной. Крестьяне прятали хлеб, рабочие бастовали, доценты саботировали, поляки шпионили, татары предавали. Если бы к власти пришли Троцкий (Бухарин, Каменев, Зиновьев, Рыков и т.д.) – то было бы еще хуже. Маршалы и генералы все как один лезли в бонапарты. За колоски сажали по делу («Значит, вы считаете, что воровать, красть – можно?! Интересно!»). А бухгалтера Иванова и его жену – и еще полмиллиона таких же бухгалтеров и их жён – для общей острастки, которая в видах грядущей войны была просто необходима.
И самое главное – ведь не всех же загнали в лагеря, а тем более расстреляли? Не всех. Значит, кого не арестовали и не расстреляли – те были нормальные, ни в чем не виноватые люди. А вот кого таки да расстреляли – наверное, было за что?
А взять евреев? Скорее всего, они сами виноваты, что их с таким упоением и тщанием убивали в конце тридцатых – начале сороковых. Наверное, восстановили против себя мирное малограмотное население восточноевропейских городов и деревень. А погромщики – ну сказано же, малограмотные люди, трудно живущие, им естественно хотелось поживиться еврейским скарбом…
Так что «не нам их судить».
А жертвы – сами нарвались.
Да что там история, репрессии, войны, окончательное решение…
Ближе к жизни! К современности!
Ах, сколько раз, видя, как пятеро бьют одного, я пытался вмешаться, позвать здоровых мужиков на помощь. А здоровые мужики рассудительно отвечали:
- А почем мы знаем, что у них там? Может, он им денег задолжал, и не отдает? Может, он чью-то девушку обидел? И вообще – может, он первый начал?

Конечно, у всего этого есть свои объективные причины, которые коренятся… и т.д., и т.п., и много-много рассуждений и объяснений.
Но гадость не перестает быть гадостью из-за того, что у нее есть причины.

Свобода - это власть

Оригинал взят у cheralpa в Свобода - это власть
"Провозглашение прав человека означало для американцев лишь то, что права, которыми до этого момента обладали лишь англичане, в будущем должны были стать правами всех людей - другими словами, все люди должны жить при конституционном, "ограниченном" правлении. Провозглашение прав человека во Французской революции, наоборот, в буквальном смысле слова означало, что каждый человек в силу самого факта своего рождения становится обладателем определенных неотчуждаемых прав. Последствия этого смещения акцента оказались огромными, причем не только в теории, но и на практике. Американская версия в действительности провозглашала не более как необходимость правового государства для всего человечества: французская же версия провозглашала существование прав, по своей природе дополитических, тем самым уравнивая права человека qua (как такового) с гражданскими правами".

Х. Арендт. О революции. Выделение мое.

Read more...Collapse )

[reposted post] Свет и стихия.

531939_564845266884049_458227136_n

Неожиданные,устрашающие явления могучей природы, свет от наших городов, неяркий свет заходящего солнца, отраженный в осеннем листе - все прекрасно и все это наша среда. Посмотрите, это великолепно...
Read more...Collapse )
...еду, одежду, жильё, топливо и инструментарий производит менее 1\3 активного населения. даже в СССР прослеживались более чем скромные пропорции "хозяйственной основы". это, конечно, учитывая соотношение специалистов и "пристроенной массовки" - стариков колхозников, строителей с их 2-месячным авралом и 10-месячным прозябанием (кроме показательных бригад, обеспеченных материалом и заданием), пр.

итак, уже в последней четверти прошлого века основная масса работников была "пристроена" к распределительной кормушке, а не производству основ жизненного обеспечения. и тут задействованы (в той или иной мере) две тактики:
Read more...Collapse )более фундаментальным является последовательное заполнение верхних отсеков пирамиды потребностей. и именно - последовательное. перескок всегда чреват застоем, блокировкой восприятия, а значит и внутреннего движения к совершенствованию внутренних и внешних культурных (в широком смысле) факторов. именно здесь я усматриваю, с вашего позволения, непонимание прогрессивности занятия "оказанием друг другу услуг разной степени бесполезности".

Profile

jorkoffski
Вaлентин Юрковский
Website

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel