May 3rd, 2017

Кто о чем

Оригинал взят у pargentum в Кто о чем
А я все про своих любимых персонажей.

После откровения Бугаева, интересно сопоставить его убеждения с куздриными. Отличий оказывается на удивление мало.

Оба в фундаменте мировоззрения имеют тезис, что человеческая природа испорчена, а мир и люди неисправимы. Только куздра мечтает этот неисправимый мир уничтожить едреной бонбой, а Бугаев надеется, что он сам как-нибудь рухнет.

У обоих убеждения проистекают из довольно узкого набора книжек, у куздры - из хранившейся дома довольно скудной библиотеки, состоящей, главным образом, из переводных политических детективов, а у Бугаева - из столь же узкого набора трудов социогуманитарных мыслителей прошлого.

Оба отрицают свою лояльность путинскому режиму. но на практике оба одобряют (или, во всяком случае, открыто не критикуют) любые начинания этого режима, и оба до дрожи ненавидят критиков и противников этого режима а тем более любые угрозы стабильности оного. Оба некритично (хотя и с некоторой дивной избирательностью) транслируют правительственную пропаганду.

Оба считают конфронтацию с Западом самостоятельной ценностью, и оба не пытаются (или, скорее, не могут) объяснить, чем же они лучше Запада.

Оба в некотором роде труженники интеллектуального рода занятий, но оба до дрожи ненавидят интеллигенцию (whatever that means).

Оба совкодрочеры.

Один меня забанил, другой просто не разговаривает, и временами блокирует комменты.

Единственное заметное различие между ними чисто стилистическое. Один наслаждается своей низостью, верещит, трясет гениталиями и кидается какашками (не особо метко и даже не особо далеко, но очень дрислив). Другой пытается изобразить псевдоинтеллигентное глубокомыслие, но временами истинная натура берет верх.

This entry was originally posted at http://pargentum.dreamwidth.org/3346043.html. Please comment there using OpenID.

Продолжая опыты в научно-популярном жанре

Оригинал взят у flying_bear в Продолжая опыты в научно-популярном жанре
Самая жестокая черта науки выражена в известном высказывании Д.И.Менделеева: "Сказать-то все можно, а ты поди продемонстрируй". Тут двойная ловушка.

Во-первых, огромная часть реальной научной работы - по сути, не творческая. Чистая комбинаторика: если метод, предложенный в статье А, применить к задаче, сформулированной в статье Б, имея в виду последующую проверку на системе, описанной в статье В... Это крайне полезная деятельность, собственно, из нее в основном (в смысле затрат времени, ресурсов и т.п.) наука и состоит. И первая ловушка - в абсолютизации этого метода, в недооценке роли существенно новых идей. Они бывают не у всех, они бывают редко, нетрудно их вообще пропустить. Когда Эйнштейна спросили, не боится ли он забыть великие мысли, которые ему приходят в голову, он ответил, что мысли приходят в голову настолько редко, что забыть их невозможно. Что же делать нам, которые ни разу не Эйнштейны.

Но мысли иногда имеем. Пусть даже малые собой и небессмертные, как душа у той лягушки из "Истории одного города". И вот тут начинается мучение, превращение человека в собаку - которая все понимает, а сказать не может. Воплотить мысль во что-то реальное, в выкладки, в эксперименты и так далее - почти всегда дело непомерной сложности. И вот она ворочается, ворочается в башке, не находя выхода через реализацию... И видишь, что мысль ценная, что ты понял нечто такое, что ни одна другая собака (sic!) не понимает... Иногда, не в силах вытерпеть мучения, пишешь "эссе", "программную статью", в общем, высказываешь идею без реализации. Как правило, реакция научного сообщества близка к нулю. Другой она и быть не может - это все равно, что удивляться, почему сон, столь важный для тебя, как правило, совершенно не трогает окружающих, если пытаться этот сон рассказать (ну, для тех, кто не Кольридж, и если сон не про Кубла-хана).

И тут вторая ловушка, куда хуже первой. Принять позу непризнанного гения, игнорируемого и травимого этими жалкими ничтожными людишками. А самые жалкие и ничтожные - корифеи, они-то ведь не могут не понять, насколько это важно. Да прекрасно могут, у них свои сны, с которыми они молча страдают десятилетиями - почему они должны быть снисходительны к тем, кто, не в силах сделать работу как следует, вываливает в ноосферу полуфабрикаты?

А что делать? Да ничего особенного. Пытаться довести идею до ума, воплотить ее в уравнения, теоремы, расчеты, выполненные эксперименты и все такое. И понимать, что в подавляющем большинстве случаев это сделать не удастся, и идею так и придется унести с собой в могилу. Такова жизнь, не ты первый, не ты последний.