July 11th, 2017

Письма n-скому другу (Иван Зеленцов) / Стихи.ру

http://www.stihi.ru/2009/05/04/3644


Откроешь окно - шумно. Закроешь - душно.

Владимир Путин. Из выступления перед журналистами


Привет, дружище! Что сказать тебе? Все чередом. Сосед зарплату пропил. Лежат снега. Мелькает на ТВ маньяк многосерийный - мыльный опер. Пришла пора затягивать болты. Никто не знал, не ведал - так поди ты: нам объясняет ящик, что менты вновь оказались круче, чем бандиты. Под первыми страна обычно спит, а под вторыми стонет, и поскольку сейчас она в две дырочки сопит, понятно, кто осваивает койку. Все помнят: до красот тайги рукой подать - что из Находки, что с Рублевки, поэтому царит такой покой, что хоть бери и вей из них веревки. Родившимся в империи где жить - без разницы, в столице ли, у моря... Уж коль начнут выпытывать, кто жид/чучмек/шпион/вредитель, хватит горя на всех. Но вряд ли. Караул устал. Ржавеет черный маузер без смазки. И если в речи цезаря металл и лязгает, то только для острастки...

...Кругом официальное вранье под соусом эстрады и гламура. Чиновничье пирует воронье. Умами правят крашеные дуры. А ящик песни старые поет о главном... Тишь да гладь. Болото. Но теплое, привычное, свое! И сыты все, и квакать неохота... А впрочем, можно квакать, но уже без прежнего задора и нажима. Ну, вот, к примеру, завести ЖЖ об ужасах кровавого режима, сходить на марш, на кухне дать дрозда, под коньячок правительство ругая, - так от тебя ни пользы, ни вреда. Ничуть не больше, чем от попугая.

водки найдёшь?!!! (Smokie-What Can I Do 1976)





(rock-n-roll is dead)

Кусками масляные дни
В мощёной сковородке улиц,
Что ленью летней изогнулись,
Стекут по сахарной пыли.

И школа - нудною неволей,
И божий храм - стеной слепой
Стеклянный, призрачный покой
Бурьянным звоном замусолят

Им оловянный дирижабль
В июля утро ноту скинет,
Паля в спирту, надувши дымом,
На пыль залунную держа...

Плетётся тёплая звезда
Осоловевшего востока
В кирпич потыкать блики стёкол
И жили-быть травой двора.

Метнётся лиственная тень
Под солнечным ленивым ветром,
Где гордой горечи омертой
Смолчит Люлли виолончель.

Мы к ней летали умирать
И, погибая в самом деле,
Всё в тусклые глаза глядели:
"А, вот где Каина печать".

Но лётных дней - наперечёт.
А мы тот сахар в тачку ноcим.
Что делать? Сменного матроса
Бузящий кубрик не пришлёт.

И к вечеру сковороду,
Как ни крути, придётся чистить
И тачки сор переосмыслить,
И в провода загнать звезду.