December 16th, 2018

(no subject)

Декабрь в Берде выдался милосердным: морозец ночи сменяет робкое утреннее солнце, к полудню из-под того края неба, что свисает линялой шторой над истоком реки, выплывают стада усталых облаков. Сгрудившись у ломкого от неокрепшего льда берега, они принимаются пить — степенно и долго, словно в последний раз; утолив жажду — неторопливо уходят, медно позвякивая боталами, стирая ноющие ноги о неровное дно каменистой дороги — за Хали-кар, к распахнутому зеву Великаньей пещеры, где и исчезают — бесплотные и безмолвные, словно недосмотренные прошлогодние сны.

Из-под ржавой шелухи травы пробивается наивная молодая поросль, скудно выступают нежно-васильковым кудрявые головки клевера и трёпаные ветром колючие венчики чертополоха. На голых ветвях деревьев пестреет россыпь недоклёванных птицей ягод боярышника, тёрна, калины. Опушку леса усеяло орехами в почерневшей, тронутой плесенью кожуре — полевые мыши растащат всё дочиста к первому сильному морозу.
В горах сошли последние осенние подснежники, забылось беспробудным тягучим мороком Совиное ущелье, сумрачно и властно закурились к грядущим бурям непролазные вершины Миапора.
Берд и окрестные деревни затаили дыхание в предчувствии скорого снега.
Collapse )

    «Жизнь – ерунда» - Шарль, идальго рижского разлива

    10.JPG


    Он мог прийти на прием с проституткой, шокируя общество присутствием вульгарной девушки, и устроить фарс с уважительным обращением. Он выставил свой обнаженный автопортрет, и приличные дамы приходили в ужас… Он шокировал общество постоянно, всю свою короткую жизнь. А среди его близких друзей были точно такие же «сумасшедшие» художники.

    Карлис Падегс,, известный также под прозвищами Шарль и Рижский денди; 1911 — 1940, Рига) — латвийский художник и график. Он родился в семье преуспевающего служащего. Отец мальчика –обладал крепким здоровьем, но внезапно умер от аппендицита.
    Collapse )

    Художественное «детоубийство». Почему Подковинский порезал свою картину?

    Снимок.JPG


    «На гигантском холсте, среди туманов, облаков и красочных туч, обнаженная женщина бросается на шею вздыбленной лошади. Белые сладострастные руки - руки Форнарины, в которых Рафаэль нашел смерть, - обвиты вокруг могучей черной шеи, сжимая ее так же сильно, как сжимает только любовь, которая сильнее смерти».

    Владислав Подковинский, наполовину сирота, был ребенком Варшавы, учеником железнодорожной школы, позже единственной художественной школы в Варшаве. Год провел в Санкт-Петербургской Академии художеств свободным слушателем.

    Collapse )