June 21st, 2019

Наш современник

Мифы о первобытности

Мифы о первобытности

Стенограмма эфира программы "Родина слонов" с доктором исторических наук,

профессором, главным научным сотрудником Центра азиатских и тихоокеанских
исследований ИЭА РАН Ольгой Юрьевной Артёмовой.

М. Родин: Сегодня мы будем обсуждать мифы о первобытности, потому что все
мы учились в советской школе и привыкли к тому, что обязательно все общества
должны проходить одинаковые стадии развития от простого к сложному. Все мы знаем
такие привычные термины, как "матриархат", "первобытный коммунизм". Немного всё
изменилось с того времени в науке. Всё сложнее и сложнее становится картина
прошлого, и сегодня мы будем разбираться в том, как современная наука смотрит на
первобытное общество. Скажите, когда произошли изменения, о которых мы сейчас
говорим?

О. Артёмова: Я думаю, что они начали происходить с Перестройкой. Во всяком
случае в нашей стране очень сильно изменились мировоззренческие установки
исследователей. Западная и российская науки стали сближаться, и благодаря этому
мировоззренческие, методологические установки наших исследователей изменились.

М. Родин: Марксизм дал очень удобную методологическую вещь, схему, в которой
можно было развиваться. Но потом, как известно, материал превалирует, его
становилось всё больше и больше, и сейчас мы знаем гораздо больше, чем Морган и
Энгельс, которые эту классическую систему создавали. Давайте опишем этот миф о
первобытности, об единообразности развития, который существовал долгое время в
науке, причём не только в нашей.

Collapse )

можно добиться устойчивого подъёма экономики.. затруднено безвозмездное сокращение рабочего времени


1 - ("Повышения производительности труда невозможно достигнуть принятием самых замечательных законов, это требует не только серьёзных капиталовложений (которых в сегодняшней ситуации реальному сектору взять просто негде), но и серьёзной перестройки промышленной политики в целом.")

По экономике: инвестиций добиться трудно там, где условия прибыльности под вопросом. Таковыми являются вклады в пост-СССР, Балканы, и тропический пояс, за исключением юго-востока Азии. Вклады в Россию и Украину рискованны из за специфики сложившихся экономических взаимоотношений. В более рациональном варианте этих отношений вклады в У и Р были бы весьма привлекательны для западных компаний. Зарплата низкая, уровень образования высокий, вполне рациональное поведение широкого слоя городского населения. 

Иными словами - чуть изменив условия экономической игры (я этот вопрос не поднимал в той полемике) можно добиться устойчивого подъёма экономики, в том числе - на иностранных технологиях и инвестициях.

2 - Что же до тезиса о "Сокращение рабочего времени, увеличение количества выходных дней etc. хорошо для стран вроде Норвегии или Швеции … В странах с "догоняющей" экономикой это непозволительная роскошь." - тут ровно наоборот. Длинный рабочий день это не результат необходимости. Это следствие слабости организации политических институтов демократии развивающихся стран (национальной политики - как внешней, парламентской, так и внутренней, профсоюзной).

Collapse )
Т

Моим друзьям, которые устали

Жизнь рычит и тычет рогом,
Как бессовестный нарвал.
Это все бы ничего бы,
Если б так не уставал,
Если б столько не старался,
Если б мозг не запылялся,
Если б просто шёл вдоль речки -
Просто песню напевал.

Потому что если просто
просто песенку поёшь,
Землянику собираешь
И по бережку идёшь,
И ни разу не замучен,
И нисколько не устал,
Жизнь играет, как карасик,
А совсем не как нарвал.

Не печалься, друг мой милый,
Мы однажды отдохнем.
Все дела в канаву бросим
И по речке поплывём,
Поплывём себе, плескаясь,
Меж высоких берегов,
Где на травушке зеленой
Смотрят в речку отрешенно
толпы всяческих врагов.

Напряженно и пристрастно
Созерцают водоём.
Вдруг - о радость! -
Мы плывём!

То-то будет им отрадно,
То-то будет торжество.
А мы плывём себе – и ладно,
Плещемся – и ничего!
Без забот – хотя бы разик!
С глупой песенкой простой!..
Жизнь играет, как карасик
С чешуёю золотой...

(рисунок: Ирина Петелина)

корабль - вечера

Энергия простых жестов

WanJin Gim  (4).jpg


WanJin Gim продолжает удивлять своими подробными рисунками, в которых нюансы цветов и фактур голой кожи. Чаще всего работая с крафт-бумагой, Джим использует перекрестную штриховку - метод, чаще всего ассоциируемый с чернильными рисунками или отпечатками. Несмотря на простоту композиции, рисунки Джима пульсируют энергией жестов.
Collapse )

(no subject)

За мной и котом Шнапсом приехало такси. Водитель вместо приветствия сказал:
- Пердит?
Я не веря ушам переспросила.
Оказалось, на днях он возил женщину с котом, страдающим метеоризмом.
- Может, хозяйка просто на кота сваливала? - спросила я.
- Та не, - с тоской ответил таксист.
- Может, это вы на кота сваливали? - не спросила я.
В пути Шнапсик заголосил. Водитель тоном человека, который хаживал и долиной смертной тени, приговаривал:
- Та ничего, пусть мяукает... Это не страшно.

* * *
Делюсь с Кижаевым, что, оказывается, автор фразы "мир ловил меня, но не поймал" - Григорий Сковорода, и эти слова он завещал написать на его могиле.
- И тут мир накрыл его крышкой, - сказал Кижаев.

* * *

У Саши Б. не речь, а шелк и мрамор. Гладкие фразы увенчаны словами "пафос" и "концептуально". Однажды на деревянном потолке я четко различила свиной пятак, на что Кижаев сказал "подобное видит подобное", а Саша толкнул очередной вензель, где фигурировало слово "ипостась". Тем приятнее было, когда минуту спустя (ипостась еще на губах не обсохла) он сказал об одном знакомом: "напился в три пизды".

* * *

В песне Сплина на стихи Маяковского есть строчка "Помнишь, за этим окном впервые руки твои исступленно гладил?" Ее надрыв легко свести на нет при помощи всего одной буквы. "Бруки твои исступленно гладил" - и вот вместо почерневшего поэта у нас неистовый одесский портной.

* * *

Бабуля вышла из кухни, оставив дядю Сашу у плиты с гроздьями наставлений.
- Ох и бабушка, - сетовал дядя Саша, - все ей нужно проконтролировать. Конечно, еще неизвестно, какими мы сами будем в этом возрасте... Но думаю, - с неожиданным воодушевлением продолжил он, - что мы будем гораздо, гораздо хуже!

* * *

Из полукруглого прозрачного офиса вышла молодая пара, а пожилая женщина у входа махала им вслед платком. Печально, едва шевелясь, затем все более пылко, даже яростно. Наконец амплитуда прощания увеличилась настолько, чтобы стало ясно: женщина протирает стеклянную дверь.

* * *

Весь день провела с копьем в голове. И вот только его вынули, а уже и спать пора, да еще и (почти) самая короткая ночь в году. Летом так сложно не жадничать, скаредничать, скупердяйничать, алтынничать и прочие -чать.

В этот день… 21 июня – 2

О полицейских собаках – и кинологах

Сегодня у нас отмечается  День кинологических подразделений МВД (называемый также попросту Днём кинолога) – именно 21 июня 1909 года организация с непростым названием «Общество поощрения использования собак к полицейской и сторожевой службе» откроет в Питере свой первый питомник. (Вообще-то, несколькими годами раньше этим занялись в Москве – но, как говорится, «из песни слов не выкинешь»). Главной звездой среди выпускников заведения станет доберман-пинчер Треф – кстати, воспитал его, как раз, московский квартальный надзиратель Дмитриев, с которым пёс-интеллектуал впоследствии и будет служить.



Collapse )
монализа

Новый детектив

Тем временем "Человек из дома напротив" приехал в книжные магазины (крики "ура", "да здравствует" и всеобщее ликование)

Где точно есть:

в Лабиринте
в Читай-городе
на Литресе
(традиционно в предзаказе, будет через месяц)
в Московском доме книги
в книжном магазине "Москва"

А на "Озоне" нет пока. Безобразие.

1

Я знаю, с чего все началось. Камера наезжает, камера берет крупный план: ключ в руке, замочная скважина. Темный дверной проем. Изнутри тянет холодом. Все дома, где давно никто не жил, пахнут одинаково.

Вот он, поворотный момент моей биографии: первое октября.

В этот день я нарушил закон.[читать]
Две спортивные сумки и офисное кресло – с этими пожитками я переехал в коттедж. Больше у меня ничего не было.

Сильнее всего я цеплялся за кресло, хотя, видит Бог, в новом доме хватало стульев и диванов. С первого октября я стал королем, владения мои были необъятны – триста квадратных метров полезной площади! Но я перевез туда свой потертый трон, символ не совсем утерянной власти над самим собой, мое транспортное средство в светлое будущее – на четырех колесиках, из которых одно постоянно заедало. Человека, у которого есть офисное кресло, нельзя назвать совсем уж пропащим.

Сколько дней назад это случилось? Хотелось бы мне знать! Я сижу на полу в незнакомой комнате, на картонке передо мной миска с водой. Рук не чувствую: кажется, связаны. Единственное окно небрежно заклеено малярным скотчем, сверху сквозь узкую полосу пробивается свет.

За дверью кто-то ходит.

Десять минут назад я пытался позвать на помощь, но сумел издать только жалкий писк: «Мама!» – как ребенок, испуганный ночным кошмаром, но знающий, что мать в соседней комнате: она придет, успокоит его и прогонит черных тварей, гнездящихся под кроватью.

Мама давно умерла. Я здесь один, перед железной миской, в которой отражается мое перекошенное лицо. Нет, все началось не первого октября. Раньше.

2
Из съемной квартиры меня выставили. На лестничной клетке, где я притулился, возник откуда-то черный кот с круглой сытой рожей и запрыгнул на подоконник. Так мы и сидели: домашний кот и бездомный я. Будущее представлялось мне заброшенным тоннелем метро, по которому я бреду, пока других пассажиров уносит в выбранном направлении поезд с кондиционером и бесплатным вай-фаем. Осторожно, двери закрываются! Следующая станция – «Начало Семейной Жизни». За ней «Ипотека» – проскочить бы ее побыстрей! – и «Карьерный Рост» (платформа справа).

А у меня ржавые рельсы и полная неизвестность впереди.

Я погладил кота. И вдруг из темноты мне навстречу выступил в ореоле слабого света Илья Евгеньевич Рытвин.

Рытвин появился в моей жизни чуть меньше года назад. Один из тех людей, которые везде и со всеми ведут себя как со старинными приятелями; эта манера заставляла меня чувствовать себя не в своей тарелке. Он переезжал во Францию, а свой дом в Подмосковье хотел сдать на длительный срок. Ему посоветовали меня – вот и вся история.

Он не назвал рекомендателя. Но я был так счастлив внезапно свалившейся работе, что не стал допытываться. Рытвин вручил мне необходимые документы и отбыл, сообщив напоследок, что не собирается меня контролировать.

Вскоре стало ясно, что радоваться нечему. Двадцать километров от кольцевой; коттеджный поселок; большой одноэтажный дом. Вокруг – ничего. Ни озер, ни леса, ни захудалой речушки: бескрайнее голое поле, а на нем жмутся друг к другу дома, как испуганные дети. Очень странное место! Впрочем, за два года я насмотрелся на странные места, которые люди выбирали себе для жизни.

Но рытвинский дом никому не подходил.
Спустя полгода я мог лишь молиться о том, чтобы пришел дурак с деньгами, которого соблазнили бы двадцатиметровая кухня, три санузла и утепленная мансарда.

Что ж! Мое желание сбылось, хоть и в несколько извращенной форме.
Здравствуйте. Меня зовут Никита Сафонов, я дурак без денег. И я тот человек, который поселился в доме Рытвина.

В чужом доме.

На двадцатиметровой кухне я заваривал «Доширак». Санузлами пользовался поочередно, назначив утренний, дневной и вечерний. Протирал влажной тряпкой единственную полюбившуюся мне вещь, реликтовое чудовище: огромный дисковый ретро-телефон, на вид годов эдак двадцатых, с тяжелой трубкой, напоминавшей шланг для душа, и буквами от А до Л во внутреннем круге. В подвал не спускался до того самого дня, когда...

Но об этом позже.

Утром я пешком шел до станции. Автобус вез меня по пробкам в Москву. Я глазел на желтеющие деревья, на девушек в ярких куртках и размышлял о том, что для неудачника я не так уж плохо устроился. Какая-нибудь работенка да подвернется. Мне требуется не так уж много: перезимовать, подкопить денег и вернуться к нормальной жизни.

Последний год слился в нескончаемый день дохлого сурка. А здесь я наконец-то ожил.

Соседям я хотел представиться сторожем, однако никто не проявил ко мне интереса. Единственный, кто заглядывал в гости, – чей-то полосатый котяра, наглый и ласковый. Он готов был продать восемь жизней из девяти за быстрорастворимую лапшу, и время от времени я угощал его. В благодарность он оставлял на крыльце задушенных мышей.

Если утром ты находишь на перилах бездыханного грызуна, не торопись возмущаться. Подумай о том, что кто-то заботится о тебе.

Лишь одно беспокоило меня – человек из дома напротив.

Двухэтажный дом белел за кованой оградой, вблизи от дороги. Возвращаясь из города, краем глаза я замечал, как кто-то перемещается по первому этажу, явно следуя за мной. Силуэт возникал в одном окне, в другом, в третьем... Я чувствовал на себе внимательный взгляд. Однажды я резко обернулся, и обитатель коттеджа исчез. Он не особенно таился, но и не желал, чтобы я рассмотрел его.

Когда это повторилось на седьмой день, я свернул с дорожки, перемахнул через невысокое ограждение и позвонил в дверь. Мне показалось, внутри слышны приглушенные шаги. Но никто не открыл.

Вечером десятого октября я бессмысленно бродил по комнатам и вдруг решил спуститься в подвал. Зачем? Не могу сказать наверняка. Меня взволновала случайная встреча с давним знакомым, которого я считал умершим, а потом я заскучал и от скуки решил осмотреть свое временное пристанище.

Подвальное помещение оказалось закрыто. Я растерялся. Стоя на освещенной лестнице с бесполезным тяжелым фонарем в руке, я зачем-то постучал по двери и прислушался, словно мне могли ответить изнутри.

Для чего запирать подвал?

Долю секунды я колебался, не повернуться ли мне и не уйти, выкинув из головы железную дверь и то, что за ней скрыто. Поступи я так, моя жизнь сложилась бы иначе, и я не сидел бы сейчас на холодном полу перед миской с водой. Но любопытство пересилило. Я поднялся наверх, обыскал холл и в глубине выдвижного ящика нашел ключ.
Отперев дверь, я постоял, собираясь с духом, и толкнул ее, стараясь казаться уверенным неизвестно перед кем. Студия для съемок порнографических фильмов? Коллекция оружия? Склад героина? Труп? Я принюхался. Пахло только пылью и чем-то химическим, очень знакомым. Я обругал себя идиотом, сообразив, что ни один человек в своем уме не станет сдавать дом с трупом в подвале, разве что у него на редкость специфическое чувство юмора.

Я включил свет и вошел.

(продолжение следует)