Categories:

Гитлеризм vs. сталинизм

hyperboreus (11 сентября 2019, 22:19)

 В своей замечательной хотя бы уже тем, что написана иностранным историком, книге "ГУЛАГ" Энн Эплбаум приводит множество аргументов, почему сталинская система террора и коммунизм вообще не стали в общественном сознании столь одиозными, как гитлеровские нацизм и холокост. Эти аргументы по-своему здравые и понятные, особенно учитывая, что интеллектуальная элита Запада сплошь левацкая, к тому же сама Эплбаум считает, что две эти тоталитарные системы как раз таки родственны и сопоставимы. Мне бы, однако, хотелось озвучить противоположный аргумент: а именно, что сталинизм был намного страшнее, чудовищней нацизма, что трагедия холокоста меркнет перед молохом ГУЛАГа, что Сталин и его подручные причинили человечеству куда больше зла, даже не в количественном, а в качественном отношении, чем Гитлер и прочие гиммлеры. Эплбаум не знает этого аргумента — тем более важно дать ему слово.

СвернутьНацисты преследовали и уничтожали тех или иных людей (евреев, славян, инвалидов, умственно отсталых) по биологическому признаку. Неважно, умный ты или глупый, злой или добрый, значение имели лишь несколько физиологических факторов, в выборе которых ты не принимал никакого участия и влиять на которые ты никак не мог. По сути, ты погибал совершенно случайным образом, как погибают от стихийных сил, оказавшись не в то время не в том месте. Нет принципиальной разницы, преследуют евреев или, скажем, рыжих; печи Освенцима действовали так же, как "действует" какое-нибудь индийское цунами: мололи без разбора всех, кто имел несчастье попасться на пути. Нацизм был чистой стихией: конечно, порожденной людьми, психологическими и экономическими процессами, всей эпохой модерна, но оттого не менее слепой и безличной — а Германия, немецкий народ просто оказались слабым местом, сквозь которое эта стихия и прорвалась (прорвалась она, кстати, и в Японии, да и во многих других местах).

Не так со сталинизмом. Конечно, на заре большевицкого террора тоже имел значение биологический фактор происхождения, но вскоре всех "бывших" перехватали, а террор только разгорался. Со второй половины тридцатых критерий изменился: теперь главной целью истребления был т. н. "враг народа", как справедливо замечает Эплбаум, понятие куда более расплывчатое, чем тот же еврей. Правильно, потому что это понятие не биологическое, а иного плана. Понять, какого, нам поможет широко известное высказывание Берии, которое он сам приписывал Сталину (что весьма вероятно): "Враг народа не только тот, кто вредит, но и тот, кто сомневается в правильности линии партии". То есть любой, кто критически относится к власти Сталина и к происходящему "бардаку" (как писал И. Солоневич), кто имеет смелость самостоятельно мыслить и рассуждать, кто не ощущает себя в едином стаде восторженно кричащих "Смерть паразитам! Слава вождю!", кто морально не приемлет зловонной атмосферы всеобщего доносительства, тотальной лжи и подхалимства, кто желает говорить то, что он думает, а думать так, как желает, кто просто хочет делать свое дело, не отвлекаясь на безумие, столь сладкое для слепых масс и их "проницательных" вождей. Именно таких прежде всего и брали. И брать их было легче всего: они сами выделялись своей независимостью, своей незаурядностью, своим умным взглядом, даже своим столь много говорящим молчанием. Таких нельзя было не брать.

Холокост мы называем геноцидом. Это еще одно подтверждение биологической его природы — ведь "генос" это и род, и гены. Но чем же был сталинский террор? Ничем иным как интеллектоцидом, не слепым уничтожением людей по биологическому признаку, но целенаправленным антиотбором, гибелью лучших, умнейших, талантливейших, совестливейших и возвысившихся. То есть тех, кто собственно и представлял человеческое в полной мере, человеческое в его отличии от животной, свойственной всем нам биологии. Леваки вообще не любят рассуждать о чем-то принципиально человеческом, что отличает нас от животных — это попахивает элитаризмом, расслоением и господством одних над другими. Но одно дело желать господства, рвать его с кровью — и другое, господствовать самой своей сутью, простым положением дел, подобно тому как "господствует" орел над простирающейся под ним местностью. Это не воля к власти, это "власть" лучшего: свободы, ума, совести. Не удивительно, что сталинский режим так взъелся именно на них — тут велась не биологическая, во многом выдуманная, но идеологическая борьба, борьба низшего с высшим, борьба животного начала с человеческим, средневековья с просвещением. Это не война какой-то одной нации с другой, это угроза всему человечеству.

Вообразим себе кантовский эксперимент. Пусть некий диктатор получит возможность уничтожить половину человечества. Гитлер, конечно же, вступит на путь биологического различия, формуляра по рождению, ополчась, например, на тех, кто родился в четные годы. Ну что ж, пострадают многие, но человечество сумеет быстро восстановиться, поскольку его интеллектуальные ресурсы пострадают тоже наполовину — только наполовину! Иное дело Сталин. Этот уничтожит прежде всего лучшую часть — независимую, интеллектуально развитую, творческую, прогрессивную. Останутся невежи, конформисты, лицемеры. Человечество будет ввергнуто вновь в самую глухую щель средневековья: задолго до Бэкона, Петрарки, Галилея и Коперника. И выбираться ему придется оттуда, опять набивая шишки в религиозных конфликтах, революциях и борьбе за истину и права человека. Посмотрите, как быстро восстановилась Германия после нацизма и как долго ворочается обезглавленная Россия! Россия без лучших своих сынов, Россия, чья культура была не просто деградацией от великолепного серебряного века к тотальному блатняку, но коллапсом нации, смертью на взлете. Гитлер был реакцией премодерна на слишком быструю модернизацию; Сталин стал предупреждением всему человечеству, каким может быть триумф низов. Иррациональным, контринтеллектуальным, античеловеческим. Атомной бомбой для всей цивилизации. Ненасытной пастью для всей цивилизации...
 

jorkoffski (September 12 2019, 15:54)

1. Да, можно и так рассуждать. Но можно и наоборот: и там, и там была историческая редукция к животному в человеке в плане практики. Но в теоретическом плане нацизм был нецелесообразен, вредной паразитарной чушью. В то время как большевизм ошибся в экономической модели. Цель репрессий была как сизифов труд - внедрить в быт небывалые ранее утопичные взаимоотношения и мотивацию поступков, к которым никто не был готов. Более того - сопротивлялся. Не только сознательно, но и рефлексивно. Массовое неприятие "рая на земле", которые церковь не смогла внедрить в массовый обиход. А большевики как менее прагматичные неофиты попытались с новой дурью запугать "отсталое" общество "страшным непонятным" (не только уничтожением лучших - "политических", но и уничтожением именно случайным, часто - преданейших слуг режима. хватая человека по разнарядке, случайно, ни за что. "так сложилась судьба" - как говорили тогда по этому поводу. и таких было больше. по моим неточным прикидкам - на порядок.)

Т. О. у большевиков была рациональная (но ошибочная) цель. У нацистов она была заведомо маскировочной. В любом обществе модерна население не ведётся на обманку древних родовых до-религиозных инстинктов. Тупых родноверцев-расистов небольшой сектор популяции. Даже среди твердолобых патриотов. Но влияние и власть они могут захватить перетеканием одного в другое при том что удовлетворят запрос большинства. Чаще всего это либо форс-мажор (война, ресантимент), либо экономические достижения (уравнивающий, мобилизационный и проч. проэкты).                                                                                                                                                                                                                                                   Не думаю что написанное мной чем-то лучше вашего изложения. Вопрос сложен. И упирается в классический тупик нравственного выбора (больнее ли слезинка ребёнка чем переломы у дедушки, лучше ли "худой мир" "доброй ссоры" - тема вчерашнего поста Горького Лука). Ответ зависит от точки зрения, ценностей и особенно - реальных обстоятельств = цены вопроса.                                                                                                                                               

2. Наивные формулы раннего гуманизма "обо всём и ни о чём" типа: "Гитлер был реакцией премодерна на слишком быструю модернизацию" не объясняют предмет, а стараются угадать. По-видимому они достаточно абстрактны и наверняка ошибочны. Я стараюсь не опираться на столь зыбкую, хотя и (к сожалению) весьма популярную почву. Это мой  чисто методический заскок. Критика источника и самокритика. Иначе можно поиграть и в лотерею.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded