Вaлентин Юрковский (jorkoffski) wrote,
Вaлентин Юрковский
jorkoffski

кафе под названием «Без обеда!»

Оригинал взят у christa_eselin в post
Две юные японки стоят перед стеклянными библиотечными дверями и проделывают руками какие-то пассы. Двери выдерживают характер и даже не думают раздвигаться. Изнутри, сквозь стекло я вижу, как девушки переглядываются, делают брови домиком – и вдруг замечают дверную ручку, и складываются пополам от хохота. С энтузиазмом дёргают за неё – и дверь, к их вящему восторгу, поддаётся. Но они не сразу входят внутрь, а вместо этого опять валятся друг на дружку в новом приступе счастья, знакомого лишь первооткрывателям.

Пришельцы, ёлки-палки. Гостьи из будущего.

***
На детской площадке совсем уж мелкая пара делит между собой право порулить каким-то тарантасом со звёздами на боку.
- Пус-ти! Я сам-ма!
Вы замечали, что девочки, не достигшие пятилетия, ужасно склонны к аффектации? Словечка в простоте не скажут – всё с подвывом, с нажимом и с закатыванием глаз. Сплошные Веры Холодные. Но он непреклонен. Видал он этаких Вер.
- Нет. Я буду за йулём, а ты лучче будешь моя невеста.
Хитрец. Знает, на какие кнопки давить.

Она замирает в смутном ощущении, что её обставили и предложили какой-то неравноценный обмен. А он тем временем уже оседлал место водителя и непередаваемым, хозяйским, дон-жуанским жестом предлагает ей место возле себя.

А на скамейке поодаль девица чуть постарше, чинная и в кудряшках, делится с подружками планами на будущее лето:
- В деревню поеду, к бабушке. Опять в Бога верить буду.

***
Французская туалетная вода, привезённая подругой прямо из Франции, пахнет в точности мылом «Русский лес». Утро, хвоя, медведи на поваленной сосне, раковина на коммунальной кухне. На обшарпанной стене – солнечные пятна, под ногами – табуретка, в руках – скользкий зелёный брусок, и ты, лаская его, думаешь про себя с нежностью, что это – лягушка. Жаль, что целовать её так неудобно – потом не отплюёшься. Не то что настоящую лягушку.

***
Лето в Москве – всегда какое-то временное правительство. Зимой все жалуются и ждут смены власти, а когда она таки-меняется, тут же эмигрируют в какие-нибудь ближние и дальние пределы. А потом, когда оно утомляется от собственных дурацких реформ и излишеств и начинает потихоньку сворачивать полномочия, тут-то все и возвращаются. И воздух уже налит чем-то будничным и хрустальным, и по углам дворов из-под земли прорастают ящики с надписью «Место для хранения антигололёдного инвентаря»

***
В соседнем доме на четвёртом этаже кто-то сделал евро-окна, а в одну из рам вместо стекла вставил атласный матрас в синий и алый цветочек. Для пущей креативнсти обивка в нескольких местах красиво надорвана.
А на первом этаже того же дома – кафе под названием «Без обеда!» По крайней мере, это самая разборчивая из надписей, украшающих его дверь.

***
Моя собака – чемпион по художественному бегу среди таких же, как она, бородатых кривоногих юниоров.
Но оно и понятно. У кого из этих бедняг есть ещё такие безбрежные, космические стадионы для тренировок? Сидят, небось, целыми днями на атласных подушках, а деревенские просторы видят только в передаче «Сельский час».
Моя же, прибыв прямёхонько из этой передачи, здесь только и делает, что выпендривается, демонстрируя натренированные в заячьих погонях навыки и не уточняя при этом, кто за кем гонялся во время этих тренировок. И у всех, кто это видит, уже через пару секунд начинает кружиться голова и рябить в глазах.
- Во, психическая! – уважительно говорят про неё.
Это устаревшее выражение, его только в наших дворах и употребляют. Потому что эти дворы строились ещё в двадцатые.
- Делайте же ваши ставки, господа! – предлагаю я зрителям.
Tags: жанрe, краду
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments