Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Анекдоты детские


В отделение полиции привели пингвина. Полицейские спросили у начальника что с ним делать. Тот говорит:
- Отведите его в зоопарк.
Ушли. Пропали. День прошёл. Начальник поехал домой. Смотрит, полицейские идут с пингвином. Остановился он, спрашивает:
- И куда это вы с ним идёте, я же сказал в зоопарк?!
- В зоопарке мы уже были. Сейчас в кино идём.

                                              *****

Учительница истории:
- Вовочка, кто такой Чапаев?
- Это предводитель Команцей!
- Может быть коммунистов?
- Hу, вы же сами сказали, что он воевал пpотив белых.
- Да, Чапаев - пpедводитель кpасных!

— Так я и говорю что кpасных!

                                               *****

Учительница рисования:
- Какой странный у тебя рисунок, Вовочка. Называется "Кот в сапогах": сапоги вижу, а где же кот?
- В сапогах!
                                                *****

Муром - столица Родины?

Интересные дела с Черниговским княжеством. При разделе Руси Ярославом детям на кормление лет на 150 Чарный Гай (гаув в местном, скорее литвацком произношении = "у со шляпкой") сидел на половине торговых путей страны - на самых важных из них. Это южная часть "из барыг в грешники": от Киева на северо-восток по Десне, через притоки - к Северянам в Донец или - переходом в близкую Оку: на чапаевскую Болгарию. Серебро всё оттуда. А куны, гривны и ногаты все как сволочи серебряны.  

За что ж такая нагрузочка? Или "Одним - всё, а другим..." как говорил "новый русский" с пустым спинингом глядя на бомжей, таскающих удочками карасей. 


Praedonia Agressio (Хищническая Агрессия) - праматерь Альтруизма и Самопожертвования. Во как!

Оригинал взят у odin_na_ldine в Praedonia Agressio (Хищническая Агрессия) - праматерь Альтруизма и Самопожертвования. Во как!
Источник

... "Следует помнить, что комплект агрессий вообще является главным фактором, формирующим норму поведения всякого живого существа.
Основных видов агрессий, как известно, шесть или семь. (Вопрос о границах меж близкими агрессиями и их номинациях до сих пор является дискутивным).

Перечислим их.

Это «хищническая» praedonia agressio, «материнская» materna agressio, «половая» sexualis agressio, «правовая» (агрессия самоза- явления) justa agressio, «территориальная» terretris agressio, «меж- самцовая» intermasculina agressio, «страховая» reveritoria agressio. (Я уж не говорю о множестве малых «инструментальных» агрессий, которые тоже, как и «большие», структурируют поведение любого животного, включая homo.)

«Хищническая» (praedonia agressio) является одной из основных агрессий.
Именно ее потенциалы обеспечивают будущее вида и его развитие, так как именно хищничество вынуждает организм искать и находить сложные, но и наиболее эффективные формы поведения.
Будучи самой динамичной из агрессий, praedonia одновременно способна концентрировать все возможности организма на достижение цели, порой, через преодоление множества обстоятельств и препятствий.
По степени фундаментальности и важности она сопоставима с такими базовыми видами агрессий, как materna, sexualis и justa.
По всей вероятности, praedonia значительно более весома, чем terretris, intermasculina, reveritoria et cetera.
Puto, «хищническая» наиболее многооттеночна, сложна, нюан­сирована и, что самое важное, она может провоцировать то поведение, при котором все проявления самой агрессии тщательно скрыты.
Scilicet, со времен звероящеров докембрия praedonia сотни мил­лионов лет шлифовалась, прежде чем стать стержневой в поведе­нии части млекопитающих, но шлифовка изменяла лишь ее «по­верхность», разумеется, не касаясь самой сути.
Ceterum, даже если разложить смысл «хищнической агрессии» на ее самые архаические компоненты, такие как «скрытность», «поиск», «выслеживание», «угадывание по косвенным признакам», «затаива­ние», «маскирирование», «скрытное ожидание», «погоня», «нападе­ние», «умерщвление», «добивание», «раздирание», «пожирание», то становится ясно, сколь этот вид агрессии многообразен, перспек­тивен и применим к самым разнообразным ситуациям, внешне со­вершенно не напоминающим (к примеру) охоту терапсид (звероя­щеров) палеозоя.
(За последние три тысячи лет homo, конечно, героизировали и «напуд­рили» весь комплект агрессий, от praedonia до intermasculina, навяза­ли на него множество социальных, культурных, религиозных, военных и гастрономических «бантиков», но, будем откровенны, сути явления это не изменило 16 .)



Я неслучайно опять упомянул именно терапсид — зверозубых рептилий, появившихся двести пятьдесят миллионов лет назад. Именно они первыми демонстрируют достаточно сложное поведение, основой которого были зрелые инстинкты и агрессии. Согласно исследованиям J. Carey (1967), Н. Коікедаті (1963), именно у рептилий впервые в эволюции появляется полноценный амигда­лоидный комплекс, а сами синапсиды являются «критическим этапом эволюции».
Достойно упоминания и то, что разрушение (эксперименталь­ное) части лимбической системы рептилий давало результаты пре­дельно близкие с последствиями таких же экстирпаций у млекопи­тающих (Карамян А., Соллертинская Т. Роль структур лимбического мозга в регуляции поведенческой деятельности в филогенезе позво­ночных, 1985).
Более того, не следует забывать тот факт, что именно синапсиды послужат материалом, из которого эволюция наконец «изготовит» млекопитающих.

Вернемся к наиболее важной для нашей темы — к хищнической агрессии, вполне достойной звания «regina agressionis».
Вероятно, именно она дала жизнь тому поразительному ветвле­нию поведенческих и эмоциональных нюансов, которые и сегодня определяют стремление, неукротимость, храбрость, терпение, до­стижение, непреклонность, напор и результат.
Fortasse, будет совершенно лишним напоминание, что все воин­ские подвиги homo (от Илиады до Сталинграда) — это прямые дети praedonia, причем в самом ее чистом, первородном виде, восходя­щем из палеозоя.

Возможно, это покажется парадоксальным, но, puto, что имен­но хищническая агрессия является «матерью» и столь ценимых ка­честв, как «самопожертвование», «бескорыстие», «благородство», «целеустремленность», «сострадание» и другие «добродетели».

Дело в том, что социализация несколько «сместила ориентиры» и переоценила ценности.
Объектом охоты в социализированном мире homo, основной сверхценной «добычей» — становится уже не кролик или бегемот, а общественное одобрение (т. н. слава, признание, уважение, покло­нение et cetera).
Именно эта добыча обеспечивает доминацию, власть и дивиден­ды (масштабы как власти, так и дивидендов могут сильно варьиро­ваться — от «всемирных» до межличностных).
Но охота на общественное признание — сложна и тонка, она требует особой изобретательности, как раз и порождающей раз­личные «самопожертвования», «бескорыстия» и другие специфи­ческие, ярко контрастные и, в силу этого, часто успешные вариа­ции поведения homo. Особо сложная цель порождает и предельно сложный инструментарий для ее достижения, т.е. т.н. добродетели.
Ridicule, но механизм их возникновения, чаще всего, совершенно неве­дом «охотнику» за признанием. Он вполне может быть уверен, что дей­ствительно руководствуется «добродетелями», в чем ему оказывает суще­ственную помощь та часть его мышления, что образована стереотипами. Ad verbum, в «добродетели», как в охотничьей уловке, нет ничего прин­ципиально нового; puto, здесь отчасти уместна аналогия с разнообра­зием маскировок и ухищрений, к которым давно прибегает животный мир и насекомые для успешности своего промысла. Вариативность та­ких маскировок огромна, она может быть и косметической (для ликви­дации собственного запаха), и зрительной, и поведенческой. Превос­ходными образчиками мимикрии, при которой существо выдает себя за нечто «прекрасное» или «безобидное», являются пауки-бокоходы, или цветочные пауки, маскирующиеся под соцветия, что позволяет им прямо в цветке подкарауливать свою добычу; самцы каракатиц, спо­собные «раскраситься» под самок, чтобы получить безопасный доступ в их общество и внезапно совершить спаривание; притворяющиеся водорослями или веточками рыбы-иглы, палочники et cetera.
У homo шаблоны «добродетелей», как правило, заимствуются из бытовой, мистической или литературной мифологии, т.е. из того массива фантазий, который род человеческий сложил о себе самом. Стоит отметить, что, несмотря на свою искусственность, они могут иметь хоть и временно-декоративное, но очень успешное воплоще­ние в реальности.
Также достойно ремарки, что «добродетелями», как эффектив­ным средством достижения цели, «пользуется» не только praedonia, но и любая другая агрессия. К примеру, sexualis и justa.
Столь же отчетливо, как и в деле генерации «добродетелей», regina agressionis просматривается и в любой другой сфере деятель­ности homo.
Наглядные образчики ее проявлений можно обнаружить, exempli causa, в литературе или науке, где в основе успеха — всегда умелая, беспощадная, терпеливая охота за результатом. Впрочем, здесь (скорее всего) присутствует симбиоз агрессий, где justa игра­ет не меньшую роль, чем praedonia. Этот симбиоз выступает как ин­тегратор, движитель уже «интеллектуальных» корковых потенциа­лов, т. к. в качестве «добычи» выступает научное открытие.
Exempli causa:
Применительно к нашей теме нет никакой принципиальной био­логической разницы меж десятью пальцами Эйнштейна, в 1921 году принимающими диплом нобелевского лауреата, и 220-ю зубами Varanosaurus, 300 миллионов лет назад терзающего ими брюхо тихого мохоеда Moschops. И та и другая добыча (как диплом, так и брюхо мосхопса) есть результат проявления примерно одних и тех же качеств; правильно направленной, концентрированной агрессии достижения цели, т. e. praedonia. (В случае с Эйнштейном мы всего лишь наблюдаем, сколь удивительно она может трансформироваться, и как важно в та­ких случаях «соучастие» полноценной агрессии самозаявления.)
Secundum naturam, речь не идет и не может идти о какой-либо «диктатуре» агрессий или о том, что они являются чем-то боль­шим, чем специфическим, оформленным и направленным видом «возбуждения-торможения».
Относительно понятно, что на принципы работы systema limbica распространяется общая логика мозга, т.е. принципы «возбуждения- торможения» и их иррадиации, igitur, сама systema limbica подчине­на интегративному влиянию ретикулярной формации и является тем инструментом, через который самые древние стволовые струк­туры выстраивают поведение организма.
Сегодня у нас нет никаких оснований говорить об эволюции агрессий.
Puto, что суть их так же неизменна, как и генерирующие их древ­ние структуры мозга. Впрочем, мы вправе отметить (и отмечаем) причудливость их метаморфоз и ролей.
Sane, теория агрессий как единственных врожденных интегра­торов поведения homo может быть воспринята тяжело и критич­но в силу ее конфронтации с известным набором стереотипов, но, repeto, «другие» реальные движители поведенческих механизмов могли бы образоваться только неким «волшебным образом».
Necessario notare, что в течение последних 300-400 миллионов лет в этих «других» не было ни малейшей потребности ни у одного живого организма, igitur, теоретически, взяться им было бы просто неоткуда.
Тем не менее (с учетом знания сложности поведения homo ) во­прос о том, существуют ли какие-то реальные базовые интеграторы поведения, кроме агрессий, вполне уместен и закономерен.
Узнать ответ несложно, достаточно проанализировать резуль­таты основных исследований лимбической системы за последние 70 лет.
По сумме экспериментальных данных должно стать окончатель­но ясно, какие именно основы поведения позвоночных являются подлинными (врожденными), а какие — декоративными и времен­ными, порожденными только правилами социальных игр.".....

Далее Глебыч приводит экспериментальные доказательства этого смелого утверждения.

О гигиене умственного труда

Оригинал взят у v_a_l_e_k в О гигиене умственного труда
Когда смотрю на рассуждения тех или иных авторов, я в первую очередь обращаю внимание на методологию. Не столь важно, ЧТО высказал конкретный автор, а КАК он пришел к этой мысли. Если методика паршива, отедльная мысль автора не так важна, даже если она верна с моей точки зрения. К любой, сколь угодно толковой мысли можно прийти случайно, скажем слизав ее кого-нибудь. Но у нерадивого методиста, как правило, к дельной мыслищи прилагается вагон и маленькая тележка откровенного умственного навоза. Скурпулезный же в своих подходах автор может генерировать гораздо меньше броского контента, но зато этот серенький контентик - качественной фильтрации. Пусть, скажем, у него все посты - о табуретках, но зато это посты настоящие, надежные в своей табуртности. Это, впрочем, не значит, кто корретная методика сужает кругозор, но, говоря на пространные темы, автор всегда обозначает свою позицию корректно.

Особенно мне неприятны авторы, стабильно лажающие на 20%. Они - производители полуразумных мыслей. Если откровенных неадекватов можно отсеить немедленно, с этими приходится возиться, они отнимают и время и усилия, их не сразу вылавливаешь. В начале посмотришь, вроде нормально вещает, расслабишься - и тут он рожает пахучую лепеху посреди логического построения. На их труды набредают праздные зеваки, копируют строй мыслей вместе с подмешанным шлаком, потом этот шлак циркулирует, перегоняется по всея интернету, склеивась с отложениями других полуразумников. Контент окончательно деградирует.

Collapse )

Инструмент для выживания

Оригинал взят у vchernik в Инструмент для выживания
(вступление с сайта http://www.colta.ru/, глава из книги с сайта http://ethology.ru/)


Эдвард Уилсон

86-летний профессор-эмерит Гарвардского университета Эдвард Уилсон — исследователь муравьев, теоретик-эколог и один из создателей социобиологии. Ему дважды присуждали Пулитцеровскую премию в категории «За нехудожественную литературу»: в 1979-м (за книгу «О природе человека») и в 1991-м (за книгу «Муравьи»). А за научные заслуги — теорию островной биогеографии, которая объясняет, почему на одних островах меньше видовое разнообразие, а на других больше, — Уилсона в 1990-м наградили Крафордовской премией, самой престижной наградой в тех областях науки, в которых не присуждается Нобелевская.

В новой своей книге «Смысл существования человека», русский перевод которой выходит в издательстве «Альпина нон-фикшн», Уилсон рассказывает, почему наука по-прежнему пытается вывести поведение современного человека из эволюционной биологии — несмотря на то что у нас есть цивилизация, культура, государство и система продиктованных ими норм, которые, как кажется, влияют на нас намного сильнее, чем все, что роднит нас с муравьями и обезьянами.



Collapse )



[Что ещё интересного в СО-сообществах 3-го круга:]_____________________________________________
Что ещё интересного в СО-сообществах 3-го круга:
2 Академия, Марсианский трактор, Мир Полдня, Школа Полдня, ЗОНА СИНГУЛЯРНОСТИ. +оЗадачник:

субъект "умный" очень легко поддаётся "магии толпы"
Экранизация проекта по использованию лунного ракетного топлива для вывода грузов с Земли и Марса
Картинка из будущего трансгуманизма от трансгуманиста
Оптическая иллюзия с восемью тираннозаврами
Основные положения теории четырёхмерного строения атома
"Точка G" мировой экономики
Шифрование в условиях древности

Роберт Райт "Моральное животное"

Оригинал взят у vchernik в Роберт Райт "Моральное животное"
Моральное животное. 1 часть Часть 2   Часть 3   Часть 4
Р. Райт



Роберт Райт
Моральное животное
Почему мы такие, какие мы есть
Новый взгляд эволюционной психологии.




The Moral Animal
Why We Are The Way We Are:
The New Science of Evolutionary Psychology
by Robert Wright



Collapse )

---------------------------------
Лучшей рекомендацией для книги служит то, что в её переводе принимал участие Анатолий Протопопов. Роберт Райт в книге "Моральное животное" пишет о механизмах возникновения альтруизма, ссылаясь и на наших авторов.


[Что ещё интересного в СО-сообществах 3-го круга:]_____________________________________________
Что ещё интересного в СО-сообществах 3-го круга:
2 Академия, Марсианский трактор, Мир Полдня, Школа Полдня, ЗОНА СИНГУЛЯРНОСТИ. +оЗадачник:

субъект "умный" очень легко поддаётся "магии толпы"
Экранизация проекта по использованию лунного ракетного топлива для вывода грузов с Земли и Марса
Картинка из будущего трансгуманизма от трансгуманиста
Оптическая иллюзия с восемью тираннозаврами
Основные положения теории четырёхмерного строения атома
"Точка G" мировой экономики
Шифрование в условиях древности

Оуэн Лавджой: Моногамия создала человека

Оригинал взят у bigstonedragon в Оуэн Лавджой: Моногамия создала человека
Мне кажется, я уже высказывал где-то удивление по поводу того, что Поршнев оставил без внимания третье и, возможно, важнейшее отличие человека от других животных, и прежде всего приматов, - это секс.
Скорее всего, причины тут лежат в общей господствовавшей в те времена установке на то, что «В СССР секса нет» - и потому, книга, в которой указывалось бы на первостепенную роль не труда, но секса в процессе становления современного человека, в СССР, скорее всего, напечатана быть просто не могла бы. Следствием этой установки было, возможно, и то, что в руках Поршнева попросту не было и фактографического материала о сексуальных повадках homo sapiens-ов, а также и то, что ему просто и в голову не приходило задумываться над этим вопросом.
Так или иначе, но сейчас крен наблюдается в явно противоположную сторону – именно изменение в сексуальных повадках зачастую рассматривается как самое важное в дивергенции homo sapiens-ов от остальных приматов.
Кроме того, следует иметь в виду, что в руках Поршнева не было и археологического материала, на основании которого строятся современные теории о роли секса в процессе превращения обезьяны в человека :-)
Насколько я понял из пояснений Александра Маркова aka macroevolution в его книге «Эволюция человека» (книгу опять-таки достаточно легко можно отыскать в интернете), нынешние теории на этот счет основываются на изучении ардипитеков - «двуногих обезьян, живших на северо-востоке Эфиопии 4,4 млн лет назад». Между тем, первые останки ардипитека (в виде «нескольких зубов и фрагментов челюсти») были обнаружены лишь в 1994 году – почти через 20 лет после смерти Поршнева; а обнаружение и подробное описание «почти полного скелета особи женского пола», получившей прозвище Арди, и публикация иных материалов по ардипитекам, относится и вовсе к 2009 году!
Фрагмент получился очень длинный, но пусть «многабукаф» вас не пугают: Марков читается легко, да и лишнего, мне кажется, в тексте ничего нет!
Итак, предоставлю слово Александру Маркову, который говорит, ссылаясь на Оуэна Лавджоя:
- о моногамии и её связи со стратегией "секс в обмен на пищу";
- Об эффекте Болдуина;
- о двуногости, маленьких клыках, скрытой овуляции и прочих особенностях человека, отделяющих его от иных представителей животного царства.
Collapse )
Что мне ещё показалось важным в вышеприведенном фрагменте, так это мысль, которая, с одной стороны, совершенно очевидна, а с другой стороны – почему-то кажется совершенно непривычной и неожиданной: то, что наши «ближайшие родственники» - шимпанзе, гориллы и орангутаны – отличаются от наших общих предков, скорее всего, не меньше, чем мы сами: все эти миллионы лет они ведь тоже не «стояли на месте», а развивались, менялись, эволюционировали – просто совсем не в у сторону, в которую развивались люди!


(продолжение следует)

Новороссия и Старороссия

Оригинал взят у aleks_denisof в Новороссия и Старороссия
Читаю новости из Новороссии ( с востока Украины) и очень мне нравится это название Новороссия, очень точное и правильное. Это реально Россия в натуре. Старороссия еще пытается выглядеть цивилизованной, тратит на имидж олимпиарды.
Новороссия не пытается, да и нет у нее таких средств. Настоящая подлинная Россия, гэбешно-бандитская, тупая, лживая, наглая, воровская, жестокая, хамская, на кулаках, на силе оружия, ватно-колорадская, ничего не умеющая, православная, звериная.
По мере истощения нефте-газовой подпитки вся Россия, вся Старороссия будет превращаться в это. Новороссия - это будущая Россия. С нашей гэбэшной власти мигом слетит дорогущий лоск, они забудут свои слова и превратятся в зверей, любой ценой борющихся за свою власть, за свое положение.
К этому нужно просто готовиться.