Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Западня Ферма

Оригинал взят у revoltp в Западня Ферма
Фильм о математиках. Необычный. Всего пять персонажей, все действие в одной комнате. Театр, а не кино. Может быть он отражает массовое представление о математиках? Очень уж язвительное кино: математики попадают под пресс. Под самый настоящий пресс, и не один, а целых четыре сильнейших пресса фирмы "Посейдон".
Мало автору этого издевательства, он еще проводит мысль, что решение вековой математической проблемы - в сущности ерунда. Куда важней - остаться в живых и не совершить подлость.
Совершенно еретические идеи.
"Западня Ферма"
http://kinogo.club/3312-zapadnya-ferma-2007.html

Лучшие советские фильмы о первой любви 2

Оригинал взят у alexander_pavl в Лучшие советские фильмы о первой любви 2
zvo 3 zvo 1 zvo 4

4. «Звонят, откройте дверь», Александр Митта, Мосфильм, 1965, в главной роли Лена Проклова. Крайне редкое изображение первой влюблённости со стороны девочки. То есть, вообще-то фильмы с изображением влюблённых девочек были – «Рудольфио», «Дикая собака динго», ещё какие-то собаки – но это всё какое-то декоративное, демонстрируемое не изнутри, а снаружи. Что при этом творилось в голове девочки, было совершенно непонятно. А Митта и Лена Проклова рискнули показать первое чувство двенадцатилетней девочки изнутри этого чувства. Я, конечно, не девочка и никогда девочкой не был, но меня этот фильм убедил. Он показался мне достоверным. После этого Лена стала на какое-то время эталоном советской нимфетки и, после пары ролей, была приглашена Ричардом Викторовым в экранизацию романа В.Киселёва «Девочка и птицелёт». Она взорвала фильм изнутри своим пробуждающимся эротизмом, хотя собственно первой любви в фильме «Переходный возраст» нет.
Collapse )

О рутинности ужасного

Originally posted by k_frumkin at О рутинности ужасного
Русская культура (литература, кино и т.п.), идя вслед за жизнью, в первую очередь пугает читателя не ужасами, но рутинностью ужасов. И это тонкий нюанс, отличающий ее от западных аналогов в сходных темах - отличие чернухи от хорора.
Тут ужас проходит все пункты диалектической триады. Рутинность отрицает ужасное как аномалию, но осознание, что рутинность ужасного сама аномальна порождает «отрицание отрицания» - метаужас, который куда тягостнее первичного ужаса.
Можно зайти и с другой стороны: ужас (например пытки) есть отрицание жизни, но рутинность есть отрицание отрицания - она доказывает, что и с пытками, в с Освенцимом по соседству вполне можно жить.
Наши протесты подпитываются желанием остранения с отношении сложившихся ужасных практик, они пытаются преодолеть рутину, и вернуть взгляду на ужасное первичной чувство аномального.
Врагом протеста часто бывает та привычность к ужасной рутине, которая выступает как «жизненная опытность бывалого человека, противостоящего зеленому щенку». А как ты думал, наивный? У нас так! А затем эта житейская не-наивность превращается на идеологическом уровне готовность признать преступление нормой, в цинизм, отрицающий любой активизм.

Мотивации

Оригинал взят у alexander_pavl в Мотивации
Мне следовало бы написать юбилейный пост к столетию Федора Хитрука, которого я считаю своим учителем и перед которым преклоняюсь, как, кажется, ни пред кем другим. Я обязан ему почти всем, что я есть. Но я не могу написать о Хитруке. Я не готов. Лучше помолчать – пока. Выскажусь позже, когда мысли придут в порядок.

Лучше поговорить на другую тему. Кстати, о других темах. Про чешское кино я не забыл, довольно длинный текст давно написан, но у меня нет впечатления, что те фильмы кого-то интересуют, кроме меня, так что, наверно, пока оставлю эту тему в покое. А вот о чём стоит сказать, так это о том, что я не способен смотреть современное российское кино.

levi 01 bu 01
Collapse )

Послесловие Хуциева

Оригинал взят у alexander_pavl в Послесловие Хуциева
Был в Советском Союзе хороший кинорежиссёр, Марлен Хуциев. Происходил он, как почти все шестидесятники, из элитной семьи партийных номеклатурщиков, репрессированных во второй половине 30-х годов, в позднесталинское время учился во ВГИКе у самого Савченко (как Алов и Наумов), в период «оттепели» сделал эталонный оттепельный фильм «Весна на Заречной улице» и ещё одно очень сложное, изощрённое кино, о котором один мой старый друг попросил не говорить ни в коем случае. Там в главной роли совсем ещё юный Василий Шукшин, но... Молчание, молчание.

dogd 03 posle poster
Collapse )

Растрёпанный воробей 1

Оригинал взят у alexander_pavl в Растрёпанный воробей 1
Мультфильм Аллы Грачёвой «Растрёпанный воробей» по сказке Константина Паустовского «Взъерошенный воробей», как в осколке голограммы, концентрирует в себе почти всю советскую культуру – за исключением той части, которая полностью отмерла в 1956 году. Сама сказка, послужившая исходной точкой для фильма, написана до 1956 года, однако Паустовский, будучи не в восторге от нормативной культуры позднего сталинизма, развлекался стилизациями и в случае «Взъерошенного воробья» постарался ограничиться лишь «гуманными» деталями сталинского стиля – это позволило его пастишам достаточно безболезненно перетечь в новую эпоху.

vor 02 vor 11 vor 03

Вопрос о «гуманной» составляющей сталинского ампира не должен удивлять. Дело в том, что ещё при жизни Сталина имели место как минимум две «оттепели». Первая, несколько размытая в хронологических рамках – в конце 30-х, и вторая, более чётко очерченная – с лета 1941 по лето 1943. В эти периоды инженеры человеческих душ как бы переводили дыхание и начинали говорить на вполне человеческом языке. Появлялись такие книги и фильмы, которым в иные года появиться было невозможно даже теоретически.
Collapse )

"All the presidents man" Алана Пакулы. Tочный перевод: "Лучше нар могут быть только нары..."

Оригинал взят у alexander_pavl в Вся президентская рать Алана Пакулы
О фильме Алана Пакулы «Вся президентская рать», вышедшем в 1976 году, очень много и подробно писали в советском киноведении. Был когда-то такой жанр советской литерауры: художественный пересказ западных фильмов. Некоторые киноведы были настоящими виртуозами пересказа. Они ухитрялись не только словесно воспроизвести мизансцены и звуковую ауру описываемых фильмов, но и дать памфлетный тон своему очерку, тонко или не очень тонко выстроив аллюзии на советскую действительность. В основном, это был антисоветский жанр, хотя там, бывало, подвизались и правоверные сыны КПСС. Они, захлёбываясь от восторга, описывали «Конана-Варвара» и «Соломенных псов», но в финале обязательно добавляли пару-тройку сентенций, утверждающих превосходство советского над западным. Тут было важно не переборщить, выдержать грань и не показаться совсем уж идиотами.

books poster
Collapse )

А снег идет, и жизнь идет, как снег (flying bear)

Весеннее
................................................
А дождь в лицо, как Божия роса,
Наверно, есть за что, но непонятно.
Не кажут Солнце. Там, по слухам, пятна.
Закрыли на уборку небеса.
.................................................

И еще разочек о погоде
.................................................
А снег идет, и жизнь идет, как снег,
И на асфальте потихоньку тает,
А караван идет, собака лает,
Собака, она тоже человек.

***

Отзывчивость растениям дана
В пример всем обитателям Земли.
Вчера лишь им насыпали говна -
А нынче два тюльпана расцвели.

Совсем не так случается с людьми.
Неблагодарррность! - каркнул старый Лир.
Хоть каждый день говном ты их корми,
Хоть каждый день устраивай им пир,

Здоровья не щадя, за них радей -
Всё букой смотрят, просто хоть в петлю.
Вот потому я не люблю людей.
Вот потому людей я не люблю.

Малая апрельская баллада

И поднимет весна марсианскую лапу...
(М. Анчаров)


В апреле деться некуда от пыли,
И черно-белый, пятнышками, снег.
Но все равно, совсем неплохо жили,
Неприхотлив поскольку человек.

В апреле завиральные идеи
Рождал духовно-гормональный стресс,
И, если я опять помолодею
(Что вряд ли), к ним вернется интерес.

А если нет - останутся картинки
Про город без разбегов и морей,
Привычный, словно старые ботинки,
Серьезный, словно морды у зверей

Ночная ваза с цветочным бордюром

Оригинал взят у alexander_pavl в Ночная ваза с цветочным бордюром
Двадцатипятитомная Библиотека Современной Фантастики, выходившая на рубеже 60-х и 70-х годов, была одной из самых серьёзных культурных акций советского времени. Подбор текстов был практически безупречен. Если что-то не вошло в двадцатипятитомник, то только в силу того, что нельзя объять необъятное. Даже компромиссное включение рассказов А.Казанцева и В.Сапарина, в конце концов сыграло на пользу издания - эти графоманские экзерсисы оказались своего рода "свидетелями эпохи", наглядо демонстрирующими реальный средний уровень советской НФ на фоне Роберта Силверберга, Уильяма Тенна и Роберта Мерля.

bsf 1
Collapse )