Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Мои мысли и шутки (lj user="val000). Часть 24.

Оригинал взят у val000 в Мои мысли и шутки. Часть 24.
Философский камень - такай широкий камень, на котором стоит вся западная философия: обычно его называют просто Платон.

***

Девальвация цели - это когда собирался изучать протоны, а для заработка пишешь программы. Чувствуете разницу?

Полностью можно читать здесь - мысли, а здесь - шутки.

(Мои выражения и афоризмы), (Содержание)

Классический объективизм. Базовая матчасть. Цикл РАНовских лекций по наследию Аристотеля. Вопросы.

Оригинал взят у orfis_sakarna в Классический объективизм. Базовая матчасть. Цикл РАНовских лекций по наследию Аристотеля. Вопросы.
Ссылки на видеолекции:
https://youtu.be/CX_ii1Jucbc
https://youtu.be/XAXqs2fJUqY
https://youtu.be/SJ-naWDNANs
https://youtu.be/xFsUP1GayJU
https://youtu.be/-Er6aMkHd60
https://youtu.be/2KypElE4Z4I
https://youtu.be/zHEBYZOKRtE
https://youtu.be/2OkN4FvsW9o
https://youtu.be/st8tf5UoKk8
Предупреждение.
Лекции отражают плюрализм интерпретаций докладчиков, необходимо терпимо относится к этому.
Не все из них соответствуют объективистскому целеполаганию и миропониманию, но все(включая и те,которые не нравятся, выглядят "ненужными" или "скучными", "непонятными" для неподготовленного ума либо "банальными") имеют диалогические и исторические значение.
Лекции не являются популярными - они для тех,кто уже знают базовые установки Аристотеля и знакомы с его текстами.

...Ибо надобно знать историю и корни.
Кроме того, Аристотель, его интерпретации современными философами и его труды являются базовыми текстами, которые задают коммуникативные правила для объективистов - способы и формы выражения мыслей, чтобы множество ярких и разнообразных индивидуальностей могли, всё-таки, говорить друг с другом на одном языке, параллельно обогащая его своими языковыми элементами и языковым творчеством.
Есть объективная(точнее, интерсубъективная) ,вытекающая из природы человека необходимость в упорядоченной коммуникации - и,следовательно, надо опереться и на некоторый не оспариваемый никем эталон,чтобы не было анархии и хаоса и чтобы не пересобачиться, задолбав друг друга коммуникативными придирками.
Для сильных, соревновательных, конкурентоспособных личностей это тем более важно.
Вот Аристотель - это один из таких коммуникативных элементов, которые позволяют Вавилонской Башне сохраняться и оберегают её от распада и смысловой инфляции.
Но, разумеется, для объективиста ничто не должно быть "священной коровой" по информативному существу - не исключая и Аристотеля.
___________________________________________________________________________________________________________

...Одна из горьких проблем современного объективизма как философского,политического,этического, социального и эстетического учения - это прежде всего, низкое качество претендентов на преемственность идеологии.

В социуме, качества тянут за собой качества.

Как справедливо отмечают критики и политические оппоненты(и комментаторы моего ЖЖ), весьма малое число современных объективистов являются людьми, в полной мере соответствующими идеалам учения либо стремящихся на практике самоактуализироваться как таковые.

В этом отношении объективисты чрезвычайно сильно уступают религиозным учениям. Последний мракобес из хлыстов лучше подготовлен философски и этически, чем изнеженный гламурный недо-объективист.

Обладают ли объективисты ныне теми титаническими качествами характера, которые бы делали их достойными сосудами для учения и положительными примерами для преемственности и для формирования естественного Когнитивного Вассалитета?
Развиты ли они физически?
Насколько их тело готово к высокому ровню той нагрузки, которая ложится на плечи романтического практика, воплощающего в жизнь бескомпромиссно свои психологические,социальные,политические,гражданские,интеллектуальные, эстетические идеалы?
Каков их интеллектуальный уровень? Готовы ли они вести на равных конструктивный диалог с представителями других фэндомов - религиозных, политических, социальных? Готовы ли они искусно и тактично, но решительно и безжалостно, не колеблясь ,освобождать умы и сердца других людей от сомнений, противоречий, низких установок, психических заблуждений,разоблачать когнитивные искажения и толкать человека к развитию, личным влиянием и личным примером? Каковы их лидерские качества? Каков уровень их самоорганизации? Каково, с другой стороны, их умение подчиняться человеку с более высоким уровнем развития и самоорганизации, признавая его или её превосходство без ревности, зависти, без сопротивления,с радостной готовностью работать ради разделяемой ими цели? Каков их уровень исполнительности?
Насколько хорошо развита их кратковременная и долговременная память? Воображение? Способность к визуализации? Способность к быстрому счёту? Концентрация? Внимание? Наблюдательность? Пунктуальность? Профессионализм? Предпринимательское предвидение? Гражданская и личная инициатива в больших и малых отношениях?
Являются ли эвдемоническими, закаленными, адаптивными личностями, осуществляющими работу в перспективе далекого прошлого, длинного настоящего и предугадываемого будущего - или же неустойчивыми, легкомысленными, суетливыми гедонистами с рассеянным вниманием и неорганизованным мышлением,со слабой волей ,слабым самоконтролем и незрелыми тормозными механизмами, как большинство ныне живущих людей?
Как они распределяют свое жизненное время и ресурсы - рационально, стратегически - или же по наитию, как бог коллективного бессознательного на душу положит?
Обладают ли они тем запасом религиозной, философской, экономической, правовой, этической, социологической, культурологической, математической и психологической эрудиции, которым обладала сама Айн Рэнд? Насколько глубоки и систематизированы их математические познания? Насколько хорошо они знают философскую линию от Аристотеля, Бекона и до новейшей философии середины XX века? Готовы ли они переосмыслять творчески объективизм и оппонирующие ему диалогически учения перед вызовами нового времени - не отступая в ото же время от его духа, как системной философии жизни в реальном мире?(не в фантазии,не в виртуале, не в искусственном изолированном островке культуры, но в глобальном пространстве Земли как целого)?
Знают ли они хотя бы несколько иностранных языков? Каков их словарный запас? Готовы ли бороться не только за свое интеллектуальное и духовное,но и генеалогическое будущее, конкурируя с консерваторами и левыми в этом отношении? Готовы ли воспитывать детей и духовных наследников, разумно сочетая принципы и индивидуальный подход к каждой порожденной ими новой жизни, которая является воплощением их любви к жизни и страстного утверждения её ценности?
Укоренены ли их представления о человеке,природе, живых существах и обществе в современных данных науки? Вооружены ли они правильно настроенной системой фильтрации информации?

Способны ли они к импровизированному рассказу и устному оппонированию, как на это были способны люди Античности и люди Средних веков?
Или же в интернете сильны, а в жизни двух слов связать не могут,столкнувших с астрологом, "эфирным физиком","альтернативным историком", неомарксистом, неонацистом или фундементалистским мракобесом?

Являются ли они цельными людьми с крепким моральным позвоночником, готовым поставить свою жизнь на защиту истины, справедливости, добра, готовыми быть навязчивыми,неприятными, напористыми, занудными, скучными, противными,непонятыми, оклевётанными, уязвимыми, атакованными со всех сторон, но деятельными и дельными людьми, которые знают цену жизни и этому миру и не имеют на его счёт иллюзий - или же их тянет к земле внутренний комплекс раба, внутренняя слабость, внушенные извне комплексы, вредны привычки, поглощающие энергию, тараканы, чувство вины за верные действия и бессовестность, отсутствие стыда и сокрушения по отношению к явно неверным? Способны ли они, найдя в себе "слизня", выдавить его и никогда не возвращаться к прежнему? Готовы ли к радикальным переменам и высокому гражданскому и предпринимательскому риску, где половина их потомков может не выжить?
Готовы ли перейти от атомистического, рассеянного индивидуализма - к индивидуализму зрелому, координирующему усилия множества людей наиболее эффективным образом по их решению и с их согласия?

А именно таким и должен быть объективист прошлого и объективист настоящего, достигший правоспособного возраста.

Он должен компенсировать пороки окружающего его коллективистского общества, принявшего ныне новые обличия, а не тонуть в нем, забывая себя самое, не имея никакого противоядия против информационных ядов и шумов, против "идолов" по Бекону.

Оставаясь трезвым среди пьяных, взрослым среди заигравшихся в спички детей.

Объективист должен задаваться этими вопросами достаточно глубоко и честно отвечать себе на них.

Необходимо понимать и давать понять своим генетическим и духовным наследникам: мир тесен. В нем заняты все иерархии, и они имеют неоднородный морально состав. Системы несовершенны. Работает "испорченный телефон" - и это неизбежно в достаточно сложном обществе.
Объективисты могут сознательно стать компенсирующей силой, социальным противовесом,аккумулирующим качественное знание и жизненные ресурсы - трудовые, продуктивные, эстетические, рекреационные - или же сдаться, поплыть по течению пузом кверху.
И у того,и у другого выбора, реализованного в последовательной линии поступков, есть последствия.

Основное противоречие советской философии (отзыв на статью Пихоровича)

Оригинал взят у lenivtsyn в Основное противоречие советской философии (отзыв на статью Пихоровича)
jorkoffski
производительность труда - причина его разделения в индустриале.
и даже - со времени изготовления относительно совершенных каменных рубил - в качестве продукта и доступности (в цене = человеко-часы...).
хорошо если 3Д-принтера изменят зависимость от профессионализма в какой-то мере. но это будет не тот книжный коммунизм.
почему независимый производитель у них - мелкий буржуа? мелкий!.. и "буржуа" (горожанин) - в негативной коннотации. селюки драные.
а! "земельный вопрос"! и ведь правильно "хуторяне" не революционны "сместа". а только - по делу. ведь "голая" социальная революция не даёт глазету. то бишь - новый базис. тот самый,который затребует новых надстроек. в первую очередь - для эффективности (мощи развития пр. сил, уровня удовлетворения потреб и свобод...)

Религия. Философия. Буддизм. Афоризмы и стихи. "Послание к другу"("Сукрилекха",

Оригинал взят у orfis_sakarna в Религия. Философия. Буддизм. Афоризмы и стихи. "Послание к другу"("Сукрилекха", Нагарджуна)

"Когда наполнена опасностями жизнь
и пены на ветру непостоянней
как удивительно, что от ночного сна
мы просыпаемся ещё и - дышим"

(с.Нагарджуна, пер. Маргариты Кожевниковой)



Либеральная рефлексия 19 века. Бердяев. Философская истина и интеллигентская правда.

Оригинал взят у orfis_sakarna в Либеральная рефлексия 19 века. Бердяев. Философская истина и интеллигентская правда.
Полностью тут -
http://www.lib.ru/HRISTIAN/BERDQEW/berd2.txt

Отрывок - об искажениях основных философских западноевропейских школ в России,
их реинтерпретации марксистами и народниками, презрении к абстракциям
и упоре на "классовую борьбу".


"И к философии, как и к другим сферам жизни, у нас преобладало
демагогическое отношение; споры философских направлений в интеллигентских
кружках носили демагогический характер и сопровождались недостойным
поглядыванием по сторонам с целью узнать, кому что понравится и каким
инстинктам что соответствует. Эта демагогия деморализует душу нашей
интеллигенции и создает тяжелую атмосферу. Развивается моральная трусость,
угасает любовь к истине и дерзновение мысли. Заложенная в душе русской
интеллигенции жажда справедливости на земле, священная в своей основе жажда,
искажается.
Моральный пафос вырождается в мономанию. "Классовые" объяснения
разных идеологий и философских учений превращаются у марксистов в какую-то
болезненную навязчивую идею. И эта мономания заразила у нас большую часть
"левых". Деление философии на "пролетарскую" и "буржуазную", на "левую" и
"правую", утверждение двух истин, полезной и вредной,- все это признаки
умственного, нравственного и общекультурного декаданса. Путь этот ведет к
разложению общеобязательного универсального сознания, с которым связано
достоинство человечества и рост его культуры.
Русская история создала интеллигенцию с таким душевным укладом,
которому противен был объективизм и универсализм, при котором не могло быть
настоящей любви к объективной, вселенской истине и ценности. К объективным
идеям, к универсальным нормам русская интеллигенция относилась недоверчиво,
так как предполагала, что подобные идеи и нормы помешают бороться с
самодержавием и служить "народу", благо которого ставилось выше вселенской
истины и добра.
Это роковое свойство русской интеллигенции, выработанное ее
печальной историей, свойство, за которое должна ответить и наша историческая
власть, калечившая русскую жизнь и роковым образом толкавшая интеллигенцию
исключительно на борьбу против политического и экономического гнета, привело
к тому, что в сознании русской интеллигенции европейские философские учения
воспринимались в искаженном виде, приспособлялись к специфически
интеллигентским интересам, а значительнейшие явления философской мысли
совсем игнорировались. Искажен и к домашним условиям приспособлен был у нас
и научный позитивизм, и экономический материализм, и эмпириокритицизм, и
неокантианство, и ницшеанство.
Научный позитивизм был воспринят русской интеллигенцией совсем
превратно, совсем ненаучно и играл совсем не ту роль, что в Западной Европе.
К "науке" и "научности" наша интеллигенция относилась с почтением и даже с
идолопоклонством, но под наукой понимала особый материалистический догмат,
под научностью особую веру, и всегда догмат и веру, изобличающую зло
самодержавия, ложь буржуазного мира, веру, спасающую народ или пролетариат.


Научный позитивизм, как и все западное, был воспринят в самой крайней форме
и превращен не только в примитивную метафизику, но и в особую религию,
заменяющую все прежние религии. А сама наука и научный дух не привились у
нас, были восприняты не широкими массами интеллигенции, а лишь немногими.

Ученые никогда не пользовались у нас особенным уважением и популярностью, и,
если они были политическими индифферентистами, то сама наука их считалась не
настоящей.
Интеллигентная молодежь начинала обучаться науке по Писареву, по
Михайловскому, по Бельтову, по своим домашним, кружковым "ученым" и
"мыслителям". О настоящих же ученых многие даже не слыхали. Дух научного
позитивизма сам по себе непрогрессивен и не реакционен, он просто
заинтересован в исследовании истины. Мы же под научным духом всегда понимали
политическую прогрессивность и социальный радикализм. Дух научного
позитивизма сам по себе не исключает никакой метафизики и никакой
религиозной веры, но также и не утверждает никакой метафизики и никакой веры
(Имею в виду не философский позитивизм, а научный позитивизм. Запад создал
научный дух; который и там был превращен в орудие борьбы против религии и
метафизики. Но Западу чужды славянские крайности; Запад создал науку
религиозно и метафизически нейтральную.)
Мы же под научным позитивизмом
всегда понимали радикальное отрицание всякой метафизики и всякой религиозной
веры, или, точнее, научный позитивизм был для нас тождествен с
материалистической метафизикой и социально-революционной верой. Ни один
мистик, ни один верующий не может отрицать научного позитивизма и науки.
Между самой мистической религией и самой позитивной наукой не может
существовать никакого антагонизма, так как сферы их компетенции совершенно
разные. Религиозное и метафизическое сознание действительно отрицает
единственность науки и верховенство научного познания в духовной жизни, но
сама-то наука может лишь выиграть от такого ограничения ее области.
Объективные и научные элементы позитивизма были нами плохо восприняты, но
тем страстнее были восприняты те элементы позитивизма, которые превращали
его в веру, в окончательное миропонимание. Привлекательной для русской
интеллигенции была не объективность позитивизма, а его субъективность,
обоготворявшая человечество. В 70-е годы позитивизм был превращен Лавровым и
Михайловским, в "субъективную социологию", которая стала доморощенной,
кружковой философией русской интеллигенции. Вл. Соловьев очень остроумно
сказал, что русская интеллигенция всегда мыслит странным силлогизмом:
человек произошел от обезьяны, следовательно, мы должны любить друг друга. И
научный позитивизм был воспринят русской интеллигенцией исключительно в
смысле этого силлогизма. Научный позитивизм был лишь орудием для утверждения
царства социальной справедливости и для окончательного истребления тех
метафизических и религиозных идей, на которых, по догматическому
предположению интеллигенции, покоится царство зла. Чичерин был гораздо более
ученым человеком и в научно-объективном смысле гораздо большим позитивистом,
чем Михайловский, что не мешало ему быть метафизиком-идеалистом и даже
верующим христианином. Но наука Чичерина была эмоционально далека и противна
русской интеллигенции, а наука Михайловского была близка и мила. Нужно
наконец признать, что "буржуазная" наука и есть именно настоящая,
объективная наука, "субъективная" же наука наших народников и "классовая"
наука наших марксистов имеют больше общего с особой формой веры, чем с
наукой. Верность вышесказанного подтверждается всей историей наших
интеллигентских идеологий: и материализмом 60-х годов, и субъективной
социологией 70-х, и экономическим материализмом на русской почве.
Экономический материализм был также неверно воспринят и подвергся таким
же искажениям на русской почве, как и научный позитивизм вообще.
Экономический материализм есть учение, по преимуществу объективное, оно
ставит в центре социальной жизни общества объективное начало производства, а
не субъективное начало распределения. Учение это видит сущность человеческой
истории в творческом процессе победы над природой, в экономическом созидании
и организации производительных сил. Весь социальный строй с присущими ему
формами распределительной справедливости, все субъективные настроения
социальных групп подчинены этому объективному производственному началу. И
нужно сказать, что в объективно-научной стороне марксизма было здоровое
зерно, которое утверждал и развивал самый культурный и ученый из наших
марксистов П. Б. Струве. Вообще же экономический материализм и марксизм был
у нас понят превратно, был воспринят "субъективно" и приспособлен к
традиционной психологии интеллигенции. Экономический материализм утратил
свой объективный характер на русской почве, производственно-созидательный
момент был отодвинут на второй план, и на первый план выступила
субъективно-классовая сторона социал-демократизма.
Марксизм подвергся у нас
народническому перерождению, экономический материализм превратился в новую
форму "субъективной социологии". Русскими марксистами овладела
исключительная любовь к равенству и исключительная вера в близость
социалистического конца и возможность достигнуть этого конца в России чуть
ли не раньше, чем на Западе. Момент "объективной истины" окончательно
потонул в моменте субъективном, в "классовой" точке зрения и классовой
психологии. В России философия экономического материализма превратилась
исключительно в "классовый субъективизм", даже в классовую пролетарскую
мистику. В свете подобной философии сознание не могло быть обращено на
объективные условия развития России, а необходимо было поглощено достижением
отвлеченного максимума для пролетариата, максимума, с точки зрения
интеллигентской кружковщины, не делающей знать никаких объективных истин.
Условия русской жизни делали невозможным процветание объективной
общественной философии и науки. Философия и наука понимались
субъективно-интеллигентски.
Неокантианство подверглось у нас меньшему искажению, так как
пользовалось меньшей популярностью и распространением. Но все же был период,
когда мы слишком исключительно хотели использовать неокантианство для
критического реформирования марксизма и для нового обоснования социализма
.

Даже объективный и научный Струве в первой своей книге прегрешил слишком
социологическим истолкованием теории познания Риля, дал гносеологизму Риля
благоприятное для экономического материализма истолкование. А Зиммеля одно
время у нас считали почти марксистом, хотя с марксизмом он имеет мало
общего. Потом неокантианский и неофихтианский дух стал для нас орудием
освобождения от марксизма и позитивизма и способом выражения назревших
идеалистических настроений. Творческих же неокантианских традиций в русской
философии не было, настоящая русская философия шла иным путем, о котором
речь будет ниже. Справедливость требует признать, что интерес к Канту, к
Фихте, к германскому идеализму повысил наш философско-культурный уровень и
послужил мостом к высшим формам философского сознания.

Несравненно большему искажению подвергся у нас эмпириокритицизм. Эта
отвлеченнейшая и утонченнейшая форма позитивизма, выросшая на традициях
немецкого критицизма, была воспринята чуть ли не как новая философия
пролетариата, с которой гг. Богданов, Луначарский и др. признали возможным
обращаться по-домашнему, как со своей собственностью.

Гносеология Авенариуса настолько обща, формальна и отвлеченна, что не предрешает
никаких метафизических вопросов. Авенариус прибег даже к буквенной символике,
чтобы не связаться ни с какими онтологическими положениями. Авенариус страшно
боится всяких остатков материализма, спиритуализма и пр. Биологический
материализм так же для него неприемлем, как и всякая форма онтологизма.
Кажущийся биологизм системы Авенариуса не должен вводить в заблуждение; это
чисто формальный и столь всеобщий биологизм, что его мог бы принять любой
"мистик". Один из самых умных эмпириокритицистов, Корнелиус, признал даже
возможным поместить в числе преднаходимого божество. Наша же марксистская
интеллигенция восприняла и истолковала эмпириокритицизм Авенариуса
исключительно в духе биологического материализма, так как это оказалось
выгодным для оправдания материалистического понимания истории.
Эмпириокритицизм стал не только философией социал-демократов, но даже
социал-демократов "большевиков". Бедный Авенариус и не подозревал, что в
споры русских интеллигентов "большевиков" и "меньшевиков" будет впутано его
невинное и далекое от житейской борьбы имя. "Критика чистого опыта" вдруг
"оказалась" чуть ли не "символической книгой" революционного
социал-демократического вероисповедания. В широких кругах марксистской
интеллигенции вряд ли читали Авенариуса, так как читать его нелегко, и
многие, вероятно, искренне думают, что Авенариус был умнейшим "большевиком"
.
В действительности же Авенариус так же мало имел отношения к
социал-демократии, как и любой другой немецкий философ, и его философией с
неменьшим успехом могла бы воспользоваться, например, либеральная буржуазия
и даже оправдывать Авенариусом свой уклон "вправо". Главное же нужно
сказать, что если бы Авенариус был так прост, как это представляется гг.
Богданову, Луначарскому и др., если бы его философия была биологическим
материализмом с головным мозгом в центре, то ему не нужно было бы изобретать
разных систем С, освобожденных от всяких предпосылок, и не был бы он признан
умом сильным, железно-логическим, как это теперь приходится признать даже
его противникам (Авенариусу не удалось освободиться от "предпосылок", его
гносеологическая точка зрения очень сбивчива, пахнет и "материализмом", и
"спиритуализмом", и чем .угодно, но не проста.) Правда, эмпириокритические
марксисты не называют уже себя материалистами, уступая материализм таким
отсталым "меньшевикам", как Плеханов и др., но сам эмпириокритицизм
приобретает у них окраску материалистическую и метафизическую. Г. Богданов
усердно проповедует примитивную метафизическую отсебятину, всуе поминая
имена Авенариуса, Маха и др. авторитетов, а г. Луначарский выдумал даже
новую религию пролетариата, основываясь на том же Авенариусе. Европейские
философы, в большинстве случаев отвлеченные и слишком оторванные от жизни, и
не подозревают, какую роль они играют в наших кружковых, интеллигентских
спорах и ссорах, и были бы очень изумлены, если бы им рассказали, как их
тяжеловесные думы превращаются в легковесные брошюры.

Но уж совсем печальная участь постигла у нас Ницше. Этот одинокий
ненавистник всякой демократии подвергся у нас самой беззастенчивой
демократизации. Ницше был растаскан по частям, всем пригодился, каждому для
своих домашних целей. Оказалось вдруг, что Ницше, который так и умер, думая,
что он никому не нужен и одиноким остается на высокой горе, что Ницше очень
нужен даже для освежения и оживления марксизма. С одной стороны, у нас
зашевелились целые стада ницшеанцев-индивидуалистов, а с другой стороны,
Луначарский приготовил винегрет из Маркса, Авенариуса и Ницше, который
многим пришелся по вкусу, показался пикантным. Бедный Ницше и бедная русская
мысль! Каких только блюд не подают голодной русской интеллигенции, и все она
приемлет, всем питается в надежде, что будет побеждено зло самодержавия и
будет освобожден народ. Боюсь, что и самые метафизические и самые
мистические учения будут у нас также приспособлены для домашнего
употребления. А зло русской жизни, зло деспотизма и рабства не будет этим
побеждено, так как оно не побеждается искаженным усвоением разных крайних
учений. И Авенариус, и Ницше, да и сам Маркс очень мало нам помогут в борьбе
с нашим вековечным злом, исказившим нашу природу и сделавшим нас столь
невосприимчивыми к объективной истине. Интересы теоретической мысли у нас
были принижены, но самая практическая борьба со злом всегда принимала
характер исповедания отвлеченных теоретических учений.
Истинной у нас
называлась та философия, которая помогала бороться с самодержавием во имя
социализма, а существенной стороной самой борьбы признавалось обязательное
исповедание такой "истинной" философии.
"

Таблетка гениальности. Таблетка от бога

Оригинал взят у aleks_denisof в Таблетка гениальности. Таблетка от бога
Эпистемология, философия сознания, нейропсихология и фиксация бреда.
Пост может оскорбить вашу веру
Collapse )

Про Ефремова

Оригинал взят у olnigami в Про Ефремова
Две недели назад на радио «Новая жизнь» говорили о творчестве Ивана Ефремова. Вот ссылка на запись передачи:
http://nlradio.podfm.ru/kultura/1405/

Времени, как всегда, не хватило («уныние, уныние, эта нехватка времени в радиоэфире повергает меня в уныние!!»), поэтому я воспользуюсь ЖЖ пространством и кое-что ещё допишу. Это не единый текст, а просто отдельные разрозненные мысли, которые возникали во время подготовки к передаче и во время обсуждения.

Collapse )

Книги полезные. Лекторский В.А. "Релятивизм как болезнь современной философии"

Оригинал взят у orfis_sakarna в Книги полезные. Лекторский В.А. "Релятивизм как болезнь современной философии"
http://www.klex.ru/gs3

Авторы книги пытаются осмыслить феномен релятивизма, получившего большое распространение в современной культуре — как в познании, так и в социальной жизни.

В книге делается попытка выявить основания релятивизма и вместе с тем показать его несостоятельность как общей философской позиции и его ущербность на практике. Специально исследуются релятивистские тенденции в современной эпистемологии и философии науки, а также в науках о человеке: психологии, культурологии, исторической науке.

При этом авторы различают релятивизм и скептицизм, а также плюрализм и релятивизм: показывается, что плюрализм может плодотворно практиковаться как раз в том случае, если понят в антирелятивистском ключе. По ряду обсуждаемых в книге вопросов авторы занимают разные позиции.

__________________________________________________________________________________

Ещё не прочла, но уже обобряю:)))))
Радует, что всё большее число людей своими путями доходят до решительного пересмотра релятивистской модели в пользу гораздо более перспективной - метафизической классической расширенной.

А там уже и до объективизма недалеко - лишь немного прокачать различение:)))

Это позволит иначе взглянуть и на Гераклита(его почему-то плохо думающие философы-гуманитарии понимают именно как диалектического релятивиста, хотя он был ранний умеренный метафизический позитивист и был,скорее уж, ближе к Эрнсту Маху или, скажем, буддистской объектно-аналитической "потоково-эмпирической" Читтаматре и Йогачаре)

Вивипедики почему-то относят Йогачару к идеализму, хотя это не материализм и не идеализм. Это эмпиризм скорее.

Но одна фраза верна:
"Если Мадхъямака использует логическое мышление только для того, чтобы продемонстрировать его внутреннюю противоречивость и таким образом вывести человека за пределы логики, Йогачара — самая сложная из всех индийских философских систем — с помощью логики устанавливает, как сознание запутывается в иллюзиях и как его из этих иллюзий вывести."

Вот только йогачаре как раз материализма-то и не хватило. Но в тот период это был "пик". Без МРТ-сканнеров высокого разрешения большего и более точного представления, обобщающего знания о природе человеческого опыта в изменяющейся среде- и желать нельзя.

Пелевин, для примера - хронический гностик-мадхъямик.

Совершенство недостижимо, но досягаемо

Оригинал взят у windeyes в Совершенство недостижимо, но досягаемо
Досягаемо это состояние слаженности, вписывания, вытекания действий.

Вещи, которые помогают его достигать и поддерживать, имхо:

- парадоксальное движение навстречу через уход - просто уходишь от того, что не твоё, что и оказывается движением навстречу

- при встрече прикасание не хватающее, не залипающее, а приооталкивающее

- при вписывании/втекании – соблюдать простоту и слаженность строя, чтобы не растеклось, не расплескалось, стало переливаться в действия; то есть никаких масок, никаких завихрений

- при действиях приотставание, позволяющее расширять паузы, в общем, не вмешиваться