Category: финансы

«О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года

 kote_iosif:

Указ президента РФ от 13.05.2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года«.

II. Вызовы и угрозы экономической безопасности

12. К основным вызовам и угрозам экономической безопасности относятся:

6) изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и
снижение материалоемкости, развитие «зеленых технологий»;

9) исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими
изменениями;

25) установление избыточных требований в области экологической безопасности, рост затрат на обеспечение экологических стандартов производства и потребления. 

выбирая между правым ортодоксальным марксизмом (экономизмом) и левым ортодоксальным синдикализмом

 Владимир Наш Ильич избрал негодную стратегию когда пробовал скомбинировать для нас новую стратегию в экономике. он не занимался экономикой заблаговременно, полагая что капитализм крепок и пролетариат не способен будет обрести власть в течении поколений после восстания 1905г.   условия для переворота возникли внезапно. последним он и занимался. скорее эффективно нежели справедливо.


выбирая между правым ортодоксальным марксизмом (экономизмом) и левым ортодоксальным синдикализмом (игнорируя фурьеризм - основу будущего социализма фашистов) он отказался от того и другого. 


с одной стороны не желал выжидать (как видим, более столетия) созревания условий - базиса - для новой фазы, основываясь исключительно на оперировании надстройкой - поскольку власть уже попала в руки и надо было что-то делать. пусть абсурдное, лишь бы работало. главное - воспользоваться условиями для экспериментирования. 


с другой, он отказался от коммун как провального неэффективного в крупном хозяйстве опыта (в основном - в Новом Свете: в Нью-Ланарке и т.п. там эти хозяйственные эксперименты шли и продолжались независимо от международной политики, являясь продолжением христианских ересей). опыта неэффективного по многим причинам. 

 был неважный опыт коммун в Восточной Азии и в Албании. там по-моему отказались от осовременивания коммун в духе югославских "трудовых коллективов на современном предприятии".

Collapse )

"есть три эпохи у капитализма. и первая - как бы вчерашний день."



индустриал (капитализмосоциализм) получается трёхступенчатым по своей природе:

 машины в несколько эпох увеличили работоспособность пролетариев (механика и ветер, пар и электричество, ДВСы, электроника и кибернетика, не говоря о химической, биологической и пр. производственной махине). высвобожденные средства ушли сперва в инфраструктуру, а потом - во второй половине прошлого века и в ширпотреб (уменьшив трудозатраты и увеличив досуг, пр. = качество жизни). сейчас основные расходы (и место доходов) это услуги (финансы, образование, медицина, управление, культурный досуг...).


1. начальный капитализм (и прочие формации с неолита) построены вокруг крестьянского труда (технически, финансово и демографически. а так же по культуре и типу урбанизации). мир общества "распределения продуктов питания".

2. почти сто лет назад капитализм полностью изменился и изменил мир. тракторная революция 1920х погнала в города бывших крестьян, монополии попали в финансовый тупик десятилетием позже, заставив правительства драть налоги и регулировать рынки (по Кейнсу). рабочие получили досуг при сохранении минимальной части своей физической энергии и возможности получать услуги (медицина, образование, культурные развлечения). мир общества "потребления (материального ширпотреба)"

Collapse )

что бы обусловило мирное развитие событий ?

чтобы представить себе ощущения альтернативных нас, я бы вначале разобрался с внешней, социальной и экономической картинкой. по ней можно представить восприятие текущего попадунского времени.

итак: 

- что бы обусловило мирное развитие событий после революции?

- превосходство СССР над вооружёнными силами Германии до 1945г (и создания Толстяка коллегами Оппенгеймера). И не 5-кратное количество в танках и двукратное по числу винтовок, а нормальная танковая артиллерия и транспортные средства с численным превосходством в воздухе (хотя бы достигнутого в реальности качества, а желательно - чуть получше). 

далее - как достигается и как влияет на стиль жизни? 

 необходимо: раннее начало восстановления и индустриализации. 

- какие средства для этого в активе Совнаркома в разгар гражданской войны?

- технически развитые соседи и интересные им захваченные у них территории! таковых 1 штука. и там во-первых итак "уходящие" Финляндия и Лифляндия (для нас - лишь жест, хотя идеологически и не самый выдержанный, но скольким пришлось пожертвовать ради удержания власти? а для Швеции - правовой прецедент), во-вторых ставшая "нашей" <s>Крым</s> Карелия. достаточно для 20 и более лет технического сотрудничества, частично оплаченного продукцией на экспорт.

Collapse )

можно добиться устойчивого подъёма экономики.. затруднено безвозмездное сокращение рабочего времени


1 - ("Повышения производительности труда невозможно достигнуть принятием самых замечательных законов, это требует не только серьёзных капиталовложений (которых в сегодняшней ситуации реальному сектору взять просто негде), но и серьёзной перестройки промышленной политики в целом.")

По экономике: инвестиций добиться трудно там, где условия прибыльности под вопросом. Таковыми являются вклады в пост-СССР, Балканы, и тропический пояс, за исключением юго-востока Азии. Вклады в Россию и Украину рискованны из за специфики сложившихся экономических взаимоотношений. В более рациональном варианте этих отношений вклады в У и Р были бы весьма привлекательны для западных компаний. Зарплата низкая, уровень образования высокий, вполне рациональное поведение широкого слоя городского населения. 

Иными словами - чуть изменив условия экономической игры (я этот вопрос не поднимал в той полемике) можно добиться устойчивого подъёма экономики, в том числе - на иностранных технологиях и инвестициях.

2 - Что же до тезиса о "Сокращение рабочего времени, увеличение количества выходных дней etc. хорошо для стран вроде Норвегии или Швеции … В странах с "догоняющей" экономикой это непозволительная роскошь." - тут ровно наоборот. Длинный рабочий день это не результат необходимости. Это следствие слабости организации политических институтов демократии развивающихся стран (национальной политики - как внешней, парламентской, так и внутренней, профсоюзной).

Collapse )

Вряд ли изменения придут с уходом Путина. В лучшую сторону, я имею в виду.


госплан предполагает всеобщий и детальный проект по каждой частичке выпускаемой продукции, сведение воедино очерёдности доставки по всей технологической цепи. так?


количество таких деталей растёт постоянно и быстрыми темпами (углубление спецификации с развитием экономики).


резервные мощности производителя ничтожны, так как всё распределяется по уже имеющимся у него мощностям. подкупать новое вне плана ему нельзя. то есть, нет пространства неожиданного манёвра. неожиданные же обстоятельства - это необходимый по своей природе элемент любого производства.


с другой стороны: время же на совещания между плановыми отделами по урегулированию постоянно изменяющегося ассортимента продукции имеют свой максимум. 

этот максимум пройден ещё до войны, откуда и пресловутый - но вынужденный - идиотизм планирования ежегодного 10% роста не сменяемой пока части продукции: не в конкретике своих номенклатур, а в процентах к текущему плану, или позднее - через финансовый план. 

то есть его не планируют вообще. некогда вписывать подробно в согласованную часть планов. правда, и сильно не ругают за срыв роста. эта часть если и росла, то мало. могла и уменьшаться если нужны были дополнительные резервы для обязательной части - выпуска новых изделий. 

но с руководства стружка - для профилактики и карьерного роста проверяющих - снималась. начальство было панически нервным, либо наглым. в стат.большинстве, конечно. 

Collapse )

Литсовет: "О госмонополии, которую зачем-то окрестили соц-экономикой", Верблюдядя

"плановая" не потому что только в ней планируют, а потому что планы негибки (план-закон). И негибки они не по чьему-то ротозейству, а из за(представьте себе) высокой интенсификации производства. Ни плановые органы, ни предприятия не обладают полнотой власти над производственным процессом. Технологические критерии работы первых - максимальная его рационализация, что ведёт к максимальной загрузке мощностей на вторых и потере резервов маневрирования (необходимых для выравнивания сбоев в произвоственных цепочках - постоянных по обьективным причинам - или для досрочной отмены потерявших актуальность заданий - что вообще основа экономической жизни. Перепроизводство неактуального продукта (в гигантских пропорциях), не являющегося товаром выражает невольную эксплуатацию рабочей силы и растрату (во многом - невосстановимых) ресурсов. А запаздывание внедрения технологических новинок и удовлетворения актуального спроса товаров на годы выразилось в присущем монополиям застое.

http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=532054

Заметки о книге Г. Калабрези "Будущее права и экономики"

Оригинал взят у k_frumkin в Заметки о книге Г. Калабрези "Будущее права и экономики"

Гвидо Калабрези – американский юрист и судья, который является одним из лидеров нового научного направления – «право и экономика», то есть анализа существующих правовых институций с экономической точки зрения. Ниже - некоторые заметки по прочтению его недавно вышедшей на русском языке книги «Будущее права и экономики».

1. Калабрези в книге отмечает, что в принципе для общества вполне приемлемы решения, приводящие к гибели людей- поэтому, никто не запрещает автотранспорт. Однако люди крайне болезненны относятся к решениям, которые прицельно (именно прицельно) разрешают или предписывают гибель, поэтому (говорит Калабрези, глядя из США)- возникает такой шум и непропорциональная затрата ресурсов вокруг спасения путешественников в океане или спасения заложников.
Добавлю: потому-то в дискуссиях об абортах сторонники запрета стараются поставить этот вопрос как прямой вопрос о разрешении убийства- формулировка имеет решающе значение для того, что Калабрезе называет «внешними моральными издержками» (то есть страданиями людей, непосредственно не причастных к процессу, а только наблюдающих за ним).

2. Самое интересное в книге Калебрези - подход, согласно которому общественное возмущение некоторыми фактами – например, что «только богатым доступно хорошее образование» - можно рассматривать как издержки, аналогичные обычным материальным издержкам, и причем моральные и материальные издержки можно сравнивать и складывать друг с другом – так что в сумме, какой-то вариант окажется слишком дорогим, хотя альтернатива казалось бы в деньгах еще дороже. Бесплатная медицина может быть неэффективной, но чисто коммерческая может обойтись еще дороже, если учитывать моральные издержки.
Это, кроме прочего, способ связать экономику с этикой ( и задачами типа «убили бы вы толстяка»).
Конечно, на первый взгляд, моральные издержки не нужно компенсировать для воспроизводства товаров. Производство водки нуждается в компенсации затрат на сырье, а общественное возмущение - ну его. Но если разобраться, слишком большая доза общественного возмущения может приостановить производство той же водки.

3. Есть понятие "улучшение по Парето", которое означает ситуацию, в которой никто не претерпевает ущерба, но кто-то получает выгоду. Но Гвидо Калабрези настаивает, что анализируя ее, надо принимать во внимание "информационные издержки"- как вы воспринимаете изменение своего положения, узнав, что кто-то улучшил свое. Переводя на русский: если принять во внимание зависть, улучшение по Парето невозможно никогда.

4. Калабрези говорит, что общественная жизнь базируется на трех фундаментальных ценностях: 1) максимизация количества благ 2) справедливое, по возможности равное распределение этих благ 3) творческое участие в увеличении количества благ.
О противоречии первой и второй ценности- о том, как равенство мешает стимулировать производство, написано очень много,Калабрези об этом тоже говорит. Но надо иметь ввиду, что мы часто видим противоречие также между первой и третьей ценностью. Люди так хотят творчески участвовать, что не подпускают к работе других - тех, у кого бы получилось лучше, а заодно противодействуют роботизации, переносу производства в другие страны, требуют субсидировать ремесла - в общем, весь спектр феноменов, возникающих, когда «Интересная работа» становится самоцелью помимо ее результата.

Общие черты банкротства миллиардеров

Оригинал взят у alexthunder в Общие черты банкротства миллиардеров
Оказывается у многих историй крупных банкротств, как например истории Дэвида Лихтенштейна есть одна общая черта которую не сразу видно с поверхности. Думаю есть смысл сказать об этом пару слов.

В большинстве случаев мы наблюдаем вот такой или похожий сценрарий. Герой рассказа удачно приобретает серию активов, активы растут в цене. Он их закладывает в качестве обеспечения залога по кредиту, на что приобретает ещё таких же активов. Те опять растут в цене и так далее. В результате наш герой (или героиня) оказывается счастливым владельцем круного состоянии в виде дорогостоящих и растущих в цене активов. Потом что-то случается и - ах, активы подешевеле и их приходится продавать. Продажа активов на которые падает цена ускоряет подение этой цены. Наступает скоропостижный коллапс состоятельности владений и герой вновь превращается в "простого парня" (или простой деревенской девушкой) коим он и был в самом начале истории.

На что в этом сценарии следует обратить внимание впервую очередь - это на предмет владения. В наблдаемых историях герой не владеет крупной суммой наличности. Грубо говоря он ни разу в жизни не держал в руках миллиарда долларов купюрами, не имел миллиардов долларов на своём счету в готовом к оплате виде. В любой момент времени его фактическим состоянием являлось вдаление чем-то что оценивалось как великая ценность.

Повторю ещё раз перефразируя для понятности. Некий герой удачно накапливает в своих руках нечто выменяное у других как некую ценность которую якобы можно при желании обменять на крупную сумму наличными. Он это нечто собирает по частям выменивая часть за частью у других и ожидая что собирает под собой некую огромную кучу, ну скажем так золота. А потом когда куча выросла, то происходит "пуфф" - золото оказывается ммм... - кучей битых глиняных горшков. И тут возникает вопрос - а куда делась ценность этой кучи? Что случилось с самим предметом владения такого что оно вдруг утратило всю свою ценность?

Если посмотреть материалу пристально в глаза, то ничего не изменилось - таже недвижимость что и ранее. Человек владеет тем жем чем владел вчера. Но вчера он при этом был миллиардером, а сегодня - банкрот. Но владеет тем же самым, ничего не изменилось. Просто куда-то улетучилась ценность актива. Испарилась.

Тут стоит заметить что ценность владения - это величина условная. "На миллиард недвижимости" - это не миллиард наличными. Это что-то что предполагается что может быть продано на миллиарды если владалец вдруг решит это всё продать и найдётся кто-то кто захочет это всё разом купить. Подвох в том что ни первое, ни второе не может случиться в реальности. Ну точнее владелец-то рад бы всё это сбыть по оценочной стоимости и сконвертировать побыстрому все свои активы в кэш. Но вот беда - покупателя на весь актив разом врядли удастся найти. Покупателю-то ведь тоже нужен не сам актив, а вторая производная его стоимости. Нужны ожидания продать ещё дороже. Кому? Для этого нужен ведь некто третий в роли предполагаемого покупателя. Тоесть парадокс ценности актива состоит в том что продать его некому А можно только если А знает некого Б который готов за этот актив дать ещё больше. Но если так, то почему не продать актив сразу Б и оставить А без его доли? Ответ о некой секретности в отношениях А и Б заранее не годится ибо ценность активов уровня миилиард долларов и больше знают все. Нет никакого Б о которм знает А, но не знает наш герой владеющий состоянием.

Вот и получается что крупное состояние удаётся "сколачивать" только приобретая его постоянно дорожающие части. Продавать его тоже приходится по частям, постоянно меняя проданные части на какие-то другие. Это игра в ожидания, игра в замену одних карт на другие "по интереснее".

Подытожим. Вся ценность любого актива в ожидании его возможной продажи. Ожидание возможной продажи основано на ожидании перепродажи. Если основной покупатель - ты сам, то вопрос о возможности перепродажи в конечном итоге это вопрос о перепродаже тебе же! Тоесть ценность отдельных частей пока ещё не выкупленного актива обусловлена твоим же желанием этим части выкупить. Как только ты выкупил все части - всё, стоп. Дальше цена не растёт и происходит "пшик" - бывший Форбс-100 просыпается на утро банкротом.

Консолидация любого крупного актива в одних руках обнуляет ценность этого актива.

Болшьшинство миллиардеров на самом деле не имеют миллиардов в деньгах. Они имеют некие "луковицы тюльпанов" которые якобы можно продать на миллиарды, но продать на самом деле нельзя.

Суммарная ёмкость всех финансовых рынков завышена в тысячи или даже миллионы раз. Обнаруживается это как правило теми кому удаётся доиграться на спекуляциях активами до консолидации того или иного актива в своих руках. Вот тогда-то то герой и узнаёт что на самом деле торговал битой посудой, а имеет фактически столько же сколько и имел вначале до своего "великолепного взлёта" в первые страницы Форбс.

Вот такая вот Вам история на сон грядущий, дорогие мои.

Будьте счастливы!

Постнаука. Виктор Полтерович. Институциональные ловушки.

Оригинал взят у orfis_sakarna в Постнаука. Виктор Полтерович. Институциональные ловушки.
Источник:
http://postnauka.ru/faq/9192

"Если попытаться дать не очень строгое определение, то можно сказать, что институциональная ловушка это такое состояние системы, такая норма поведения агентов, при которой каждый из них не может предложить чего-то лучшего, но все вместе при этом проигрывают. Проигрывают в том смысле, что если бы они скооперировались или нашелся бы какой-то управляющий орган или механизм, который стал бы координировать действия агентов, то можно было бы найти состояние, лучшее для всех.
1
Давайте рассмотрим студенческий класс, в котором могут существовать две нормы поведения. Одна норма – все списывают друг у друга. Вторая – списывание осуждается. Во многих российских университетах списывание до сих пор достаточно распространено.

А в американском университете массовое списывание вряд ли возможно: если вы списываете, то весьма вероятно, что ваш сосед скажет вам: «Знаешь, ты ведешь себя нечестно, и я вынужден сообщить об этом декану».

Предположим, что в классе возобладала норма списывать, и все списывают друг у друга. Выгодно ли кому-то отклониться от этой нормы? Понятно, что не очень, потому что, принципиальный отказ от списывания уменьшит ваши шансы получить хорошую оценку, а установка на то, чтобы не давать списывать, приведет к отчуждению от коллектива. С другой стороны, если все списывают, то шансы, что именно вас накажут, весьма малы. Это иллюстрация общего тезиса: чем более последовательно выполняется норма, тем более она устойчива, тем труднее от нее отклониться.
А теперь рассмотрим противоположную ситуацию, когда списывание не принято. Если кто-то начинает списывать, то очень велики шансы, что именно на него обратят внимание, и он будет немедленно наказан.

Не стоит доказывать, что честное поведение в данном случае более эффективно для всей совокупности студентов.

И в то же время этот пример показывает, что неэффективная норма может быть устойчивой, потому что индивидуальные отклонения от этой нормы не выгодны тому, кто пытается отклониться.
Списывание – простейший пример институциональной ловушки.


Оказывается, что очень многие негативные явления, которые мы наблюдаем в жизни общества и, прежде всего, в экономической жизни являются следствием институциональных ловушек, то есть таких норм поведения, индивидуальное отклонение от которых не выгодно никому, а синхронное, скоординированное – выгодно каждому.

Ловушки устойчивы до тех пор, пока механизмы координации не действуют.

2

В 90-е годы в силу очень высокой инфляции у нас возникла система бартерных обменов. Бартер в небольшом количестве существует во всех экономиках, но в России и в некоторых других переходных экономиках бартерные обмены составляли очень большую долю всех сделок. Эта доля росла, начиная с либерализации цен в 92-ом году и вплоть до кризиса 98-го года.
Бартер – неэффективная система. Для того, чтобы получить необходимый продукт, вам, как правило, нужно совершить целую последовательность сделок. Необходимы бартерные цепочки, а их составление и реализация — трудоемкий, затратный процесс.
Knott J.H., Miller G. J. Reforming Bureaucracy. The Politics of Institutional Choice. Prentice Hall, Englewood Cliffs. New Jersey, 1987.
3

Тем не менее, в 90-е годы из-за высокой инфляции и отсутствия свободных денег, бартер развивался. Возникла инфраструктура бартера: появились посредники – специалисты по составлению бартерных цепочек, которые были нужны предприятиям для обмена своей продукции на продукцию, которая была им нужна.
Альтернатива бартеру — денежный обмен. Причем денежный обмен, как мы знаем, более эффективен, поскольку он не требует построения длинных обменных цепочек. Тем не менее, несмотря на многочисленные усилия правительства, ликвидировать бартерную систему оказалось практически невозможно, ибо она представляла собой институциональную ловушку.

Полтерович В.М. Элементы теории реформ// Экономика, Мск.: 2007.
4

Если в экономике подавляющее большинство предприятий и, в частности, контрагентов вашей фирмы работает по бартеру, то вам невыгодно, а подчас и невозможно перейти на ДЕНЕЖНЫЙ обмен: вы теряете своих контрагентов, вам нужно искать каких-то других поставщиков и потребителей, с которыми вы могли бы обмениваться в денежной форме. Для отдельного предприятия выход из бартерной системы не является выгодным. Принципиальное улучшение возможно только в том случае, если все предприятия или, по крайней мере, значительная их часть одновременно решат перейти на денежный обмен. Но одновременное принятие такого решения значительным числом предприятий это почти невероятное событие. Возникает важный общий вопрос о том, каким образом возможен выход из институциональной ловушки. Нет времени на нем останавливаться детально. Замечу только, что бартерная ловушка в России была разрушена в результате кризиса 98-го года. В результате целого ряда обстоятельств деньги стали более «дешевыми», распались бартерные цепочки, и очень быстро стала уменьшаться доля бартерных обменов.
5

Рассмотрим еще один пример институциональной ловушки — коррупционную ловушку. Здесь прослеживается аналогия со списыванием, хотя речь идет о более серьезном явлении.

Представьте себе, что вы живете в системе, где все занимаются коррупцией. Вы не можете выйти из этой системы, во всяком случае, для вас это сопряжено с очень крупными неприятностями: вы же оказываетесь вне сообщества, вы не можете взаимодействовать со своими коллегами, они на вас смотрят как на чужого. Кроме того, вы проигрывается и чисто материально. Коррупция – это институциональная ловушка, это система в которой каждому довольно тяжело изменить нормы поведения. А в то же время общество понимает, что вся система в целом порочна, не эффективна. В определенном смысле коррупционная ловушка также возникла у нас в 90-е годы, и до сих пор мы продолжаем попытки из этой коррупционной ловушки выйти. Однако не следует думать, что мы в этом смысле уникальны, что коррумпированность чиновников — это особенность России.
6

В начале XIX века примерно такой же коррупционный всеохватывающий механизм поразил Соединенные Штаты. Если судить по описанию американских историков, ситуация в США в те времена очень походила на наши 90-е годы. Например, американские историки указывают, сколько нужно было заплатить, для того чтобы стать полицейским, сержантом или капитаном полиции Нью-Йорка. Рассказы о взятках на нью-йоркской таможне того времени впечатляют ничуть не менее, нежели информация о ситуации в России.

Балацкий E. В. «Диссертационная ловушка»// «Свободная мысль – XXI», № 2, 2005.
7

Мы постоянно наблюдаем возникновение новых институциональных ловушек, и каждый раз становимся перед задачей как из них выйти. Например, у нас введен плоский подоходный налог. По мнению многих экономистов, такой налог не эффективен, поскольку сильно увеличивает неравенство. Неравенство до некоторой степени полезно и необходимо, но чрезмерное неравенство вредно, хотя бы потому, что ведет к массовому недовольству, к социальным взрывам. Сейчас общественное мнение все в большей мере склоняется к тому, что плоский налог надо постепенно заменять на прогрессивный. Но как это сделать? Решение о реформе налогообложения физических лиц должен принять парламент. Но парламентарии не самые бедные люди. И даже при введении умеренного прогрессивного налога, он ударит, прежде всего, по ним самим. Мы оказались в институциональной ловушке, механизм которой, впрочем, отличен от описанных выше.
Имеется много других примеров институциональных ловушек, и при проведении реформ очень важно научиться их избегать, потому что выход из ловушки это трудная и не быстро решаемая задача.